Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Вне рубрики
Огонь на поражение. В Тольятти по-прежнему убивают…
(№9 [189] 20.06.2009)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник
20 июня ректору Тольяттинского университета Сергею Федоровичу Жилкину
исполнилось бы 49 лет…


Я искренне любил свой город, что бы о нем ни говорили. Не общее выражение лица Тольятти – еще не повод, чтобы разлюбить место, где родился и живешь, где выросли твои дети. Я знал еще одного такого, беззаветно влюбленного и преданного. 15 ноября прошлого года его зверски, средневеково, показательно убили. А 27 мая городская дума рассматривала кандидатуру первого всенародно избранного мэра города, основателя и до последних дней ректора Тольяттинского государственного университета Сергея Жилкина на присвоение звания Почетного гражданина города (посмертно). И… НЕ утвердила.

Собственная гордость

Он был… разный. Но с его появлением Тольятти перестал быть блёклой тенью Волжского автозавода, каким он воспринимался со стороны, а обрел то самое собственное лицо. В городе появилось многое из того, что сделало его полноценным и неординарным. Единственный в необластном городе государственный университет, открытый в 2001 году на базе двух провинциальных институтов и ставший одной из самых заметных точек роста в регионе, – последняя работа Сергея Жилкина, его живое дитя.
Проще пройтись по достопримечательностям. Когда в 1998 году в Тольятти была открыта симпатичная конная статуя основателя города Василия Татищева работы замечательного московского скульптора Александра Рукавишникова, многие злословили: «Жилкин воздвиг себе памятник». Теперь не говорят – может, потому, что есть с чем сравнить: уже после его ухода в 2000 году из городской администрации, при мэре Николае Уткине, в Тольятти появился второй монумент того же автора – святителю Николаю.

Нажмите, чтобы увеличить.
Как и многие другие проекты, долго зревшие и не вызревавшие на нашей не слишком плодородной для культурных посевов почве, и этот зародился при Жилкине. И решение о выделении места в Центральном парке под мемориал жертвам политических репрессий тоже принималось им. Помню, как светились его глаза, когда, погруженный в университетские дела, узнал от меня, вернувшегося с открытия памятника: «Печальный ангел» наконец установлен. В тот же день состоялась презентация книги о репрессиях в Ставрополе-Тольятти – и он тут же распорядился закупить сто экземпляров для вузовской библиотеки…

Городские премии в области журналистики, начиная с 1996 года, – тоже его вклад в историю. Не тот странный междусобойчик, до которого после его ухода «из власти» низвели эту, уже сложившуюся традицию, – изначально был нормальный конкурс с участием московских экспертов-профессионалов: работы тольяттинских журналистов оценивали Виктор Шендерович, Сергей Бунтман, Александр Евтушенко, Александр Колодный, Виталий Челышев… Из рук Сергея Жилкина премии успели получить и некоторые наши коллеги, которые вскоре принесли печальную славу Тольятти как «городу убитых журналистов». В том числе Валера Иванов, получивший самую первую премию в номинации «Лучший аналитический материал» за статью «Битва за Толь¬ятти» в свежем, еще пробном номере «Тольяттинского обозрения»; газету же признали тогда «Лучшим дебютом года».
А чуть раньше, с 1995 года, возродилась подзабытая в суматохе великих строек традиция присвоения звания «Почетный гражданин города Тольятти». Список открыли люди, чей вклад в развитие города действительно неоспорим. Но и это доброе дело теперь заживо похоронено.

Мертвых львов добивают, не правда ли?

Еще пару-тройку лет назад никто и представить не мог, как круто и стремительно очеловеченный им город окажется во власти пришельцев. Некогда бесспорную городскую элиту сняли слой за слоем. Все основные претенденты на пост мэра на выборах 1996 года – той самой «битвы за город», в которой победил переизбранный на второй срок Жилкин, – один за другим оказались кто в тюрьме, кто в могиле. «Крепкий хозяйственник» Николай Уткин, сменивший его в должности мэра, обвинен во взяточничестве, и второй год тянет срок на просторах ГУИНа (не стану судить, соразмерный ли с содеянным им, но явно не совместимый с состоянием его здоровья). Сергея Жилкина вычеркнули из жизни в ноябре 2008-го. Не прошло и месяца, 13 декабря стальными прутьями по голове разделались с Анатолием Степановым, одним из самых амбициозных и влиятельных региональных политиков, последнее десятилетие заседавшим в Самарской губернской думе. 24 февраля этого года он скончался в одной из московских клиник…
Нажмите, чтобы увеличить.


В считанные месяцы все три некогда ключевые фигуры освободили дорогу. Все гвозди забиты… Вряд ли это случайность. И можно только гадать, чем конкретно мешали они, прежние лидеры, построению новой вертикали, в сферу интересов которой попал сначала АВТОВАЗ, а затем и город у его «подножия». Последние выборы в городскую думу стали триумфом «вертикализации». И именно эта дума отказала Жилкину в праве войти в пантеон почетных граждан.
А ведь он был самый светлый, чистый, самый «прозрачный» из представителей той, стертой с лица города элиты. Не зря ведь его дважды избрали мэром в то время, когда глав местного самоуправления еще выбирали.

Придет время, и наверняка вскроются факты, свидетельствующие: избрание-неизбрание Сергея Жилкина – посмертно! – в почетные граждане стало предметом торга, грязной политической игры. И главная ставка в этой игре – возможность прислониться к этой самой вертикали, а в идеале с потрохами встроиться в нее. А для этого нужно подсуетиться, как минимум, дистанцироваться от прежних лидеров, с которыми еще вчера многие почитали за честь оказаться за одним столом.
Одним из объяснений, почему не избрали, стала уже обыгранная местными аналитиками нелепость: прежде чем выбирать в почетные граждане, нужно дождаться результатов расследования. Только вдумайтесь: расследования ЕГО убийства!

Даже если не вдумываться в абсурдность этого «аргумента» – честно говоря, я не припоминаю, чтобы хотя бы одно из громких тольяттинских громких убийств было расследовано. Но даже если вдруг кто-то действительно собирается довести это дело до суда, – как бы не «выяснилось», что… «сам виноват». В нашей самой-самой стране ведь зря не убивают и не сажают, не правда ли?
Но нужно ведь было так извернуться! И как же далеко продвинулись наши доморощенные политиканы в искусстве манипулировать. Словно речь идет вовсе не о жертве чудовищного преступления, потрясшего город, а о маньяке, «замочившем» пару десятков школьников и достойным «огня на поражение».
Другая, теперь уже моя версия: Жилкин – человек, столько сделавший для нашего города при жизни и действительно ставший одним из его символов – пугает кого-то даже мертвый. Кому-то мешает память о нем…

Прикладная этика

Скорее всего, рано или поздно придет и его черед – не дали «почетного» сейчас, дадут в другой раз, говорят в городе. Недоумевая все же, как так исхитрились поступить с человеком, которого при жизни проигнорировать было просто невозможно – настолько он был масштабен, колоритен, целен. И которого, без преувеличения, хоронил весь город.
Вот, говорят, поулягутся страсти – и дадут. Тем более, есть прецедент. Первым и до сих пор единственным почетным гражданином города в истории этого института в Тольятти, кому это звание присвоили посмертно, стал в свое время Валерий Иванов. Присвоили в мае 2007 года – пять лет спустя после трагедии (Валеру убили 29 апреля 2002-го). В этом случае вопроса, дожидаться ли окончания расследования явно заказного убийства, вроде бы не стояло. А может, потому и избрали, что пора было завершать, наконец, затянувшуюся игру в сыщики, итог которой был очевиден многим. Не для того ведь, не правда ли, методично, одного за другим убирали редакторов популярного еженедельника (9 октября 2003 года был убит сменивший Иванова Алексей Сидоров), чтобы обнародовать имена заказчиков зверских убийств. А признание почетным гражданином – вроде как искупление…

Может, из этих соображений подвинули Жилкина? Дескать, куда спешить? Зачем ему теперь льготы на проезд в общественном транспорте и на похороны? И кто там сказал, что память не терпит отсрочек и отлагательств? Все она стерпит, долготерпимая…
А может, до него просто не дошла очередь? Ведь желающих пополнить славные ряды почетных граждан в Тольятти каждый год набирается немало – а выбирают только одного-двух. Такова квота. И если выбирать только мертвых, живые при жизни просто не дождутся своей очереди. Списки же номинантов члены общественной комиссии по предварительному рассмотрению ходатайств о присвоении звания «Почeтный гражданин городского округа Тольятти» стараются не разглашать «из этических соображений». Только имена финалистов, которые, как правило, и одобряются думой…

Но в том-то и дело, что с «этикой» ее поборники на сей раз явно переборщили. Сергей Жилкин, кандидатура которого 16 апреля была предложена ученым советом Тольяттинского госуниверситета, еще не оправившегося от ноябрьской трагедии, вышел в финал и конкурировал… с живым кандидатом. И тот прошел. Видимо, столь странный выбор члены отборочной комиссии и утвердившие их выбор тольяттинские депутаты посчитали этичным. И ныне живущие почетные, видимо, тоже. Во всяком случае, ни один не встал и не покинул, как говорится, на своих ногах это замечательное собрание. А среди них, между прочим, немало тех, кого он искренне любил (и они, вроде бы, его тоже), и тех, кому подавал руку. Или ноги у них уже так забронзовели?

Музей бронзовых фигур

Были, конечно, у него и враги – у любого яркого, и главное, живого человека должны быть враги. Но мне непонятно, почему два известных всему городу персонажа, которые и при жизни-то не скрывали своей ненависти к Сергею Жилкину и его делам и попортили ему немало крови (а один из них даже проходил по делу как возможный – и очень даже возможный, скажу я вам, - заказчик убийства) оказались в той отборочной комиссии. Ведь комиссия должна быть беспристрастна, «вне подозрений», как жена Цезаря.
Нажмите, чтобы увеличить.

Я писал уже в университетской газете: в этом маленьком городе, в котором я родился и живу, меня трудно чем-то удивить. Но мне почему-то кажется, что отныне уже вряд ли кто-то, если он считает себя человеком порядочным, почтет за честь пополнить ряды людей, у которых стало что-то с памятью. Да и мертвым попасть в них будет равносильно оскорблению памяти.
Но…«Собака лает – караван идёт» - нередко говорил Жилкин при жизни. Наверное, так было бы и на сей раз: он умел великодушно отличать главное от второстепенного и наносного. Знал истинную цену каждого, с кем соприкасался при жизни. Многие из моих коллег по цеху обижались, когда он бросал: «эти журналюги…» - но тех, кто действительно чего-то стоил в профессии, и главное, в человеческом измерении, не скупился одарить золотым слитком: «Снимаю шляпу, маэстро».
Похоже, не золото сегодня в почете. Другой, презренный металл.
Да, порой он бывал резковат. И могу представить, что бы сказал он по поводу жизнелюбивых людей с омертвевшей памятью, посчитавших нравственным выбирать между живым и мертвым. Лучше бы они этого не слышали.
________________________
© Мельник Сергей Георгиевич

Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum