Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Коммуникации
Блогосфера и власть – накопление противоречий
(№19 [237] 01.12.2011)
Автор: Андрей Мирошниченко
Андрей Мирошниченко

http://www.openspace.ru/media/projects/19888/details/32005/?expand=yes#

Когда интернет-охват приблизится к размерам электоральной базы, государство начнет конкурировать с блогосферой за одних и тех же людей

Когда после эпидемии интереса к «подвешенному кофе» некоторые московские кафе ввели у себя такую опцию, Наталья Лосева  увидела в этом даже признаки гражданского общества. Что действительно так: добрая воля из обсуждений перешла в действия. Как определить волшебный рецепт превращения виртуальной реальности в социальную? От ответа на этот вопрос зависит и состояние гражданского общества, и безопасность правителей. Так что интерес к теме есть и с этой, и с той стороны «доброй воли».

Перебирая многочисленные случаи, можно выделить три типа воздействия блогосферы на социальную действительность. 

 

«В собственном соку»

 

Блогосфера — среда свободных реакций. В условиях, когда иная социальная активность зарегулирована, от блогосферы многие ждут освежающего влияния. Но в большинстве случаев интернет ограничивается своими собственными реакциями. Самый ленивый тип воздействия блогосферы на реальность можно охарактеризовать так: возбудились и пошумели. Вот, например, Анна Чапман написала в «Комсомолке» колонку про Пушкина, а блогеры заподозрили в тексте заимствования. После того, как тему подхватил крупнокалиберный блогер Олег Кашин, история стала резонансной. Но изменилось ли после этого что-нибудь в социальной действительности? Изменился ли хотя бы образ Анны Чапман у тех, кто неравнодушен к ее творчеству?

Примеров, когда блогосфера пошумит-пошумит — и все, немало. Влияние таких историй лишь в том, что у большого количества людей появляется какая-то новая информация по общей для всех теме. Может быть, конечно, информация потом выстрелит и в реальности, поэтому совсем отказывать в наличии воздействия нельзя… Но никакого иного влияния на жизнь такие случаи пока не оказывают. Часто и не должны — в тип «в собственном соку» попадают темы, подходящие только для того, чтобы посудачить. 
 

 

«Бумеранг»
  

Воздействия второго типа приводят вроде бы к реальным событиями, но главная цель этих событий — последующий резонанс в самой блогосфере. Тема вылетает из виртуальной реальности в социальную лишь затем, чтобы бумерангом вернуться обратно и собрать урожай отклика. Таковы, например, почти все флэшмобы или вечеринки, задуманные в сети и проведенные в «реале», но для последующего обсуждения в виртуальном пространстве.

К этому типу воздействий я отнес бы и историю с «подвешенным кофе». Мне кажется, реакция кофеен нацелена не на нуждающихся, а на последующую реакцию блогосферы. 
  

Благотворительная польза «подвешенного кофе» в России сомнительна: трудно предположить, что нуждающиеся нуждаются именно в кофе, да еще настолько продвинуты, что узнают о «подвешенном кофе» из интернета и пойдут за ним в кофейни. Если вдруг и пойдут, вряд ли кофейни действительно захотят видеть у себя эту публику. Думаю, владельцы кафе прекрасно это понимают и на приток нуждающихся не рассчитывают. 

В общем, гуманитарная ценность инициативы выглядит спорной, а вот маркетинговая — безусловной. «Подвешенного кофе» наверняка обсуждено много больше, чем выпито. История модного бума описана у блогера volk, который и был зачинщиком темы (причем еще 5 лет назад). По перечню публикаций видно, что про инициативу кофеен написано чуть ли не столько же, сколько про саму идею «подвешенного кофе». Хороший выхлоп, в общем. 

Мода, отклик и резонанс — нормальные мотивы для изменений; изменения могут быть даже существенными. Опыт перевода обсуждения в действие в любом случае благотворен. Однако сам «бумеранг» принадлежит блогосфере не только по отправной точке, но и по пункту назначения. 
 

«Гражданские инициативы»

 

Как уже можно догадаться из самой идеи градации, воздействия третьего типа приводят к реальной социальной активности. 

Из последних примеров можно вспомнить инициативу Олега Козырева. Обнаружив, что плакаты ЦИКа и «Единой России» схожи до степени смешения, он возмутился и подал жалобу. Точно так же Навальный организует реакцию не только в виртуальной, но и социальной реальности — создает фонд, инициирует поток жалоб. 
 

Последующий возврат обсуждения в социальные сети, конечно, вероятен и желателен, но все-таки основной эффект связан именно с перемещением действия из соцмедиа в реальную жизнь. Обсуждение же в блогосфере является не целью, а средством. 
 

Такого рода развиртуализованные социальные инициативы бывают двух видов.
 

В одних случаях блогосфера рождает или поддерживает гражданские движения, активисты которые рассчитывают исключительно на свои силы и своих сторонников. Так была устроена помощь на пожарах жарким летом 2010-го, так работает  Доктор Лиза. Это замечательные примеры социальных инициатив, поддержанных блогосферой, и это действительно гражданское общество, вернее, его маленький сегмент. 

В других случаях блогосфера порождает инициативы, рассчитанные на действия властей. Обнаружив сходство плакатов ЦИК с плакатами «Единой России» Олег Козырев обращается в тот же ЦИК. Борясь с коррупционным режимом, Алексей Навальный предлагает сторонникам готовые тексты жалоб в различные инстанции этого режима. 

С одной стороны, все нормально — обратная связь должна быть встроена в механизм власти. С другой стороны, плохо, если нет иного способа воздействовать на власть, кроме как жаловаться ей же. Парадокс, но для нас он вовсе не диковинка: даже оппозиционные силы считают высшим арбитром администрацию президента.

Особняком в этой типологии стоит история Ольги Романовой и Алексея Козлова. «Бутырка-блог» и поддержка блогосферы, безусловно, сыграли большую роль в том, чтобы действительность изменилась, да еще таким невероятным образом — Алексея выпустили на свободу, хотя бы под подписку. Этот случай уникален и иллюстрирует все возможные типы воздействия: в ход шли и перепосты, и перформансы, и жалобы, и реальная гражданская активность. Но главную роль все-таки сыграли характер и настойчивость самой Ольги Романовой («Я не правозащитница, я правонападающая», — говорит про себя Ольга). Власть, привыкшая к виктимности своих подопечных, просто растерялась, вдруг не обнаружив этой виктимности, а встретив, наоборот, квалифицированное сопротивление беспределу и огласку там, где раньше был мрак. Из этой истории вырос проект «Русь сидящая», который будет использовать опыт пока что, вероятно, самого эффективного воздействия блогосферы на реальность. 

 

Завершение бадминтонного веселья

 

С воздействием интернета на общественную жизнь связывают будущее и гражданского общества, и политических режимов. Диапазон последствий велик — от гражданской самодеятельности до арабской весны. 

В нашей стране основным интересантом по этой теме выступает власть, которая, кажется, рассматривает и гражданскую самодеятельность, и арабскую весну как явления одного порядка. Что, кстати, справедливо — связь есть. Но эта связь реализуется как раз в тех случаях, когда гражданское общество зарегулировано. Именно тогда гражданские инициативы смещаются в сторону протеста.

Пока что блогосфера вываривает обсуждения в собственном соку, или запускает реальную активность лишь ради последующего обсуждения, или даже инициирует социальные действия, но чаще такие, которые адресованы властям. Такие воздействия блогосферы безвредны для авторитарной власти. А то и вовсе полезны — выпускают пар. 

Вообще, «гражданский перепост» — весьма комфортная для всех форма канализации гражданской активности. В этом смысле блогосфера может отвлекать людей от активного включения в общественную жизнь не хуже, чем телевидение. Или даже лучше — блогосфера дает иллюзию действия (в виде того же «гражданского перепоста»).

Но сложившаяся ситуация вряд ли сохранится. Ее изменят два фактора.

 

Во-первых, число пользователей растет. Рано или поздно интернет-охват приблизится к размерам электоральной базы. И уже на подступах к этой пропорции государство начнет конкурировать с блогосферой за одних и тех же людей. Которые будут получать о выступлении Путина после боя Емельяненко совсем другие комментарии, чем хотелось бы пропагандистам. В исторической перспективе, конечно, свободные реакции сети все равно выиграют у реакций, санкционированных властью. Но по ходу дела могут быть нюансы. И эти нюансы проявят себя довольно скоро. 

Второй фактор, определяющий будущие отношения блогосферы и общественной жизни, связан с реакцией на блогосферу самой власти. С переходом Медведева в правительство, а потом, вероятно, и на какие-то более почетные посты, тонус этих отношений изменится. После золотой поры бадминтонного веселья интернет будет поставлен на игнор — с точки зрения того внимания, которого ему хотелось бы, и взят под контроль — с точки зрения того внимания, которого ему бы не хотелось. Например, можно смело прогнозировать трудные времена для блогхостингов и поисковиков, а также доменную эмиграцию.

Так что воздействие блогосферы на реальность будет еще больше выдавливаться в сторону безопасной благотворительности, безобидных перформансов или регламентируемых властью челобитных. Однако внешнее давление все равно приведет к росту давления внутреннего, только на еще большем человеческом материале — с учетом растущего числа пользователей. По сути, оценивая влияние блогосферы, в ближайшие годы можно говорить лишь о накоплении противоречий и эффективности отсрочек. Впрочем, схожие процессы идут в политике и экономике.

__________________________

© Мирошниченко Андрей 

 


Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum