Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Общество
Искушение новым, или возможный пролог к российскому сценарию
(№3 [291] 06.03.2015)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

  Не стало Бориса Немцова. Многие, особенно так называемые «патриоты», даже не отдают себе отчёт в масштабе утраты.

   Честно говоря, не думал, что придёт время – а может, ещё не время? – извлечь из своих архивов этот давний материал об одной из самых ярких страниц его жизни, написанный в соавторстве и напечатанный без малого двадцать лет назад («Новое русское слово», 8 сентября 1995 года). Не мог представить, что придётся опубликовать его в качестве посмертного – ведь Борис Ефимович почти мой ровесник. 

     Сегодня я думаю: что бы ни случилось с нашей страной – несомненно, достойной лучшей участи, – он уже в Истории. В истории России и человечества. «Большое видится на расстояньи»... Вечная ему память!

 

   Сегодняшний Нижний Новгород далёк от расхожего понимания российской провинции со всеми вытекающими. Мало кто ожидал от умудренного веками, основательного, самодостаточного и, по сути, не искушённого в экспериментах города – мало кто ожидал от него такой лёгкости на подъем, какой в тяжеловесной России можно только позавидовать. Этим-то он и притягателен.

    Если честно, накануне первой встречи с Нижним рабочая гипотеза авторов сего материала оформилась в созерцательную снисходительность: ну невозможно никак построить капитализм в отдельно взятом регионе, поскольку российская среда заест – политическая, экономическая, криминальная. Не тот случай. 

     Выяснилось это после нескольких паломничеств в этот город. Одно из них увенчалось интервью с хозяином региона, 35-летним нижегородским губернатором Борисом Немцовым – фигурой, которая, по прогнозам зарубежных политологов, рискует пойти в пятерку мировых лидеров XXI века. А в историю России он войдет, по-видимому, тандемом с крупным экономистом Григорием Явлинским. Есть за что...

 

Мавр дело сделал

    Россияне до сих пор помнят, как в 1990 году Горбачёв с Рыжковым, тогдашним премьером Союза, благонадежно «задвинули» предложенную Явлинским, в то время вице-премьером России, программу выхода из экономического кризиса – «500 дней». Намеренно, почти демонстративно уйдя после этого в отставку, Явлинский дал понять, что, в отличие от программы, её творца «задвинуть» не так-то просто. «Всё равно, «500 дней» придётся располагать во времени, добиваться поэтапных результатов. Иначе нельзя двигаться дальше», – заметил он в одном из интервью.

   ...Когда Международный банк реконструкции и развития объявил о программе технической помощи российским реформам, Немцов снял трубку телефона и позвонил экономисту Григорию Явлинскому... «Скажи мне, Гриша, тебя всё еще... (нецензурное выражение) там в Москве?» – весело начал он.

   Факт: через год после отставки Явлинский «сослал» себя в Нижний, где, по приглашению молодого губернатора, получил и время, и пространство, и все необходимые рычаги. Именно здесь началась обкатка идей, до тех пор «бумажных». Именно сюда сместился ЭПИцентр (Центр экономико-политических исследований) Явлинского, начавший постепенно, слой за слоем, раскачивать пласты местной экономики, туго завязанной на оборонке. Именно здесь возникли колебания, и вполне ощутимые: за развитием нижегородского эксперимента в России следили повсеместно. Кто с надеждой, кто с иронией, кто с раздражением.

    Сегодня растиражированный «Нижегородский пролог» – так назван обобщенный опыт работы команды Явлинского в Нижнем – расходится по цене 500 долларов за экземпляр. Более плавный переход к «либерализации цен», ранний отпуск их на энергоносители, создание реальных социальных гарантий населению, ускоренное проведение «малой приватизации» с помощью Мирового банка реконструкции и развития – так, если очень скупо, можно обозначить основополагающие особенности реформы в области. Но скупо не получается – фактура здесь действительно богатая.

    То, что сделал Явлинский в Нижнем, условно можно назвать деловой игрой, ставшей впоследствии катализатором всех местных реформ. Явлинский собрал восемь групп нижегородских профессионалов, специалистов в самых разных отраслях, к каждой группе прикрепил своего человека-эксперта из ЭПИцентра, и методом усиленного мозгового штурма неделя за неделей стала вырабатываться совершенно новая стратегия деятельности областной, городской, районных администраций. Создавались новые рычаги для того, чтобы в первую очередь обеспечить нижегородцам социальную поддержку. Собственно, это и было основной целью приезда в Нижний группы Явлинского – определение социальной политики в преддверии глубокого экономического кризиса в стране: начинался 1992 год.

    Павел Чичагов, директор созданного Явлинским местного филиала ЭПИцентра, так раскрывает основную идею нижегородских реформ: повышение покупательной способности населения. Пусть всё будет дороже, но зато зарплата у людей будет выше – рассуждали эксперты. При этом товары естественно «стекутся» в область из соседних регионов, появится выбор. И сделать это «почти удалось, или – удалось», уверяет Чичагов. Более того: опыт этот сейчас перенимает Австрия и ряд других стран.

   Григорий Явлинский, ныне лидер довольно перспективного предвыборного блока «ЯБЛоко» (Явлинский, Болдырев, Лукин), не потерял интерес к этому региону, хотя и уехал в своё время из одного Нижнего в другой – Нижний Тагил. Теперь таких ЭПИцентров в стране несколько. Нижегородский, по словам Чичагова, независимая общественная организация.

«На хлеб с маслом» зарабатывает здесь, как говорится, на земле, оказывая услуги предприятиям Нижегородской области. А Явлинский – «человек масштаба, – говорит Чичагов. – Но к региональным проблемам России он интереса не потерял. Нельзя всё-таки говорить, что изначально была задача построить капитализм в отдельно взятом регионе: это упрощённое понимание. Просто где-то реформы идут медленнее, где-то быстрее... От москвичей никак практически не зависим, тем более что сейчас многие из них стали депутатами – занимаются политикой, продвижением Григория в президенты. А мы здесь тихо-мирно занимаемся микроэкономикой». 

Мирная микроэкономика

    Просидев десятилетия взаперти (горькая судьба Горького – долгое время закрытого города), Нижний сегодня спешит открыться миру. И не только на уровне приёмов Мэйджора и Тэтчер, как и задумывалось, толчки, рожденные в ЭПИцентре, коснулись непосредственно самого горьковского «дна»…

   Нижегородцы уже сейчас назовут по меньшей мере два признака чистоты и успешности начала эксперимента. Первый: люди здесь на редкость открыты, спокойны, просты и естественны в общении. Они никак не вписываются в подобающий сейчас собирательный образ эдакой российской элегантности: голодный, угрюмый, прокуренный интеллектуал. Да и сам губернатор никак не отвечает этому образу. Игорь Хлутчин, директор известной в России и за рубежом дизайнерской студии «Промграфика», профессионально, по-имиджмейкерски рассказывал нам в один из первых приездов: «В команду Немцова входят молодые бизнесмены. Сам он тоже молодой, симпатичный, уверенный в себе человек. Физик, кандидат наук, владеет английским – на переговорах общается без переводчика. У него ёмкая, простая речь, ясные, конкретные мысли, что вообще редко для руководителей.     

    Губернатор сам водит машину, ездит без телохранителей, запросто ходит по улицам один. Он максимально открыт для горожан. Не знаю, может, это всего лишь хорошо разработанная маска, но нижегородцы ему верят – независимо от профессии, социального положения, возраста». «Люди успокоились за два последних года», — заметил Хлутчин.

   Второй признак (и это уже наши собственные наблюдения): в Нижнем все, от мала до велика, следят за курсом доллара. И хотя доллар не господствует здесь так же безраздельно, как, скажем, в Польше конца 80-х, он все же вторгается в повседневную жизнь и «рублёвую зону» каждого. Неудивительно, что нижегородские пенсионеры в «курсе» доллара, следят за ним: в дополнение к рублевой пенсии или постоянной зарплате люди имеют валюту. В том числе и своеобразную местную – облигации областного займа, впервые выпущенные именно в Нижнем. В народе их называют «немцовками», или «явлинками». В сберкассах за «немцовками» выстраиваются очереди. В губернии уже вышло несколько займов. По «немцовкам» недавнего, так называемого бензинового займа всегда можно заправиться на автозаправочных станциях – выгодно и независимо от нового скачка цен на бензин. Сейчас расходится жилищный. Полученные от продажи облигаций средства располагаются на депозитах в банках. Депозитный доход используется для расчётов с «кредиторами» (по словам самих нижегородцев, гарантия возврата облигаций 140-160 процентов). Прибылью распоряжается администрация области: половина её расходуется на социальные проекты, другая – на инвестиционные, с возвратом. Важно, что при этом проекты анализируются, проходят серьёную «отборку». Для эффективности вложений в промышленность губернии создана региональная инвестиционная компания.

    Наиболее устойчивая по времени проблема нижегородской экономики связана с ситуацией, сложившейся на конверсионных предприятиях. Ещё в 1992 году Немцов убедил Егора Гайдара уступить области половину местных налоговых отчислений по оборонным статьям, тем самым изрядно пополнив казну области за счёт оборонки: деньги поступали в специальный «Фонд содействия конверсии» – ФСК, по иронии судьбы созвучный с известной спецслужбой России. Затем нижегородский губернатор предпринял новый бросок на позиции захиревшей оборонки, поддержав придуманный нижегородским ЭПИцентром вариант «ползучей приватизации» крупных оборонных предприятий, лишенных некогда стабильного и сытого госзаказа. Очевидно: сегодня рентабельны только цеха, производящие мирную и продаваемую продукцию, но почему они должны кормить весь завод? Тем не менее сдвинуть с мечта руководителей крупных предприятий не так-то просто. Губернатор решил прибегнуть к своего рода хирургической операции: вычленить из конверсионных предприятий, независимо от мнения руководителя завода, эти самые «здоровые» – цеха, приватизировать их. Остальные же цеха частью заработают на рентабельные, составив их инфраструктуру, другие также организуются в «малые предприятия» нового профиля. При этом гарантируется постприватизационная поддержка – по обновлению менеджмента, по разработке новых видов продукции.

     А однажды ночью, как признался нам в интервью Немцов, его озарила ещё одна конверсионная идея – совсем уж обанкротившиеся военные заводы превратить в своеобразные «свободные экономические зоны»: освободив их территории от налогов, «пустить» туда бизнесменов, попросив их о единственном одолжении – трудоустроить людей. «Теперь там пять лет будет кипеть жизнь, – говорит губернатор, – а потом мы включим «счётчик» на налоги».

    Все это делается не «поголовно», не кавалерийским наскоком, а постепенно. И настойчиво. Как и в случае с так называемой «конверсией социальной сферы», успешно начатой в Нижнем по проекту того же ЭПИцентра. Опять же ясно, что при этом ведомственные детские сады, школы, аптеки, магазины, жильё становятся для новоявленных приватизированных предприятий «гирей на ногах» – так в рынок не уплывёшь. «Во всём мире социальная сфера находится в муниципальной собственности и содержится за счёт бюджета муниципалитета. Так вот, мы предложили «сбросить» эту штуковину на бюджет, — рассказывает Павел Чичагов. – Не сразу, конечно, – плавно, мягко: если сразу – бюджет провалится и рухнет».

К слову, Нижегородская область относится к числу «бюджетоизбыточных». Это значит, что она отродясь питала другие, «бюджетонедостаточные» регионы промышленной продукцией и финансовыми ресурсами – шло перераспределение средств, покрывающее дефицит. Механизм прост. Каждый год идёт жестокая борьба между губернской и федеральной властью за делёж налоговых поступлений. Не в пользу губернии, разумеется. По словам Чичагова, «Немцов берёт портфель под мышку, едет в Минфин, начинается страшная ругань, которая заканчивается тем, что какие-то проценты выторговываются. Но всё равно — грабёж. Конечно, если не платить ничего в федеральный бюджет, денег у нас будет хоть отбавляй». Так не получается. Кто везёт – на том и едут. Какое-то время «избыточность» хоть и с трудом, но удавалось сохранить, даже несмотря на спад производства. Год назад и нижегородский бюджет познал-таки дефицит: «злостных неплательщиков» налогов здесь, как и везде, хватает.

     Разумеется, проблемы с налогами тревожат не только Немцова. При губернаторе действует совет промышленников и предпринимателей: утверждают, что Немцов почти всегда соглашается с его рекомендациями. В отличие от остальных, нижегородские предприниматели жалуются даже не на высокие налоги – «убивают» налоги непредсказуемые, – и просят ввести местный мораторий на государственные поборы, хотя бы на ближайшие два года. «Мы готовы приспособиться к любому налоговому законодательству, – говорит Владимир Зиновьев, президент нижегородского фонда поддержки предпринимательства и развития конкуренции. – Главное – не менять всё время условия игры».

    Пытаясь как-то оградить российских бизнесменов от «государственного рэкета», в Нижнем пошли ещё дальше – разработали закон о налогообложении малого бизнеса, заменив неподъёмную систему налогов одним единственным (эта законодательная инициатива уже от имени правительства должна быть вынесена на рассмотрение Государственной думы). Только при таком подходе, считают в Нижнем, можно надеяться на успех приватизации. По Немцову, приватизация – это «совершенно чёткое и ясное стремление власти передать другим часть своих полномочий». «Я убеждён, что не надо бояться отдавать власть людям», – говорит он.

    Владимир Зиновьев так описывает стиль работы Немцова: «Он передаёт людям, отвечающим за конкретное дело, все необходимые полномочия. Очень простой подход: «Вы утверждаете, что у вас что-то не получается. Хорошо, какие вам нужны полномочия, сфера влияния от меня как губернатора? Но тогда забирайте и всю ответственность, которая в связи с этим возникает».

    И предприимчивый народ забирает – и ответственность, и власть, и собственную выгоду. «Смещение» в Нижний Новгород ЭПИцентра спровоцировало буквально взрыв малого бизнеса: в губернии уже более пятидесяти тысяч малых предприятий. Сегодня приватизируется потребительская кооперация, собственность которой, по словам Немцова, до приватизации превышала муниципальную: эта система буквально контролировала всю торговлю сельхозпродукцией. Затем, как и все в России, забуксовала. Теперь в Нижнем добрались и до неё: сельчане становятся пайщиками, совладельцами заколоченных годами сельских магазинов, паи скупает самый «деловой» земляк – и торговля вновь оживает. «Такая реанимация полумёртвого тела всколыхнула бы в лучшую сторону всю российскую деревню», – считает нижегородский губернатор.

    Недавно фонд поддержки предпринимательства и развития конкуренции разработал программу так называемого лоббирования Нижегородского региона в США. Уже подписаны договоры о создании совместных предприятий с рядом частных американских инвесторов, речь идёт о миллиардных инвестициях на организацию и реконструкцию малых производственных предприятий, занимающихся производством товаров для населения и переработкой сельхозпродукции.

Вариант для ГАЗа

    О феномене Горьковского автозавода в России сегодня говорят все. Ещё в начале 30-х Горький первым из других городов СССР столкнулся с деловым Западом.

Горьковский автозавод – предприятие градообразующее, то есть обеспечивающее до половины городского бюджета. «Рухнет завод – рухнет город», – говорят нижегородцы. Рухнет не рухнет, а зашатается. Уже хотя бы поэтому судьба завода небезразлична в первую очередь Немцову, с мнением и авторитетом которого здесь привыкли считаться.

«Я считаю, что ГАЗ – это локомотив экономики всего региона. И всей страны, может быть», – сказал нам губернатор в интервью. Об автозаводе он говорит охотно,даже с упоением, и это понятно: именно ГАЗ в какой-то степени стал динамичной моделью нижегородских реформ.

Газовцы не чувствуют себя ущербными из-за того, что в чём-то уступают тому же ВАЗу. Да, говорят они, конвейер у нас маленький, работает в три смены; да, машинное производство

– преимущество ВАЗа, но и ГАЗ в последнее время технически перевооружается. Да, наверное, система технического обслуживания у ВАЗа совершеннее, но и мы что-то предпринимаем...

    - Если ГАЗу удастся найти партнёра по производству дизельной «полуторки», то, думаю, мы захватим и европейский рынок, – говорит Немцов о перспективах автозавода. – Стратегическая линия ГАЗа – поиск технологического и финансового партнёра, и для этого уже многое сделано. Но мы ни у кого пока не брали взаймы. Хотели бы привлечь средства просто участием в уставном капитале нашего предприятия. Единственный кредит, который нам обещан, – кредит Европейского банка.

    В успехе двухсотмиллиардного облигационного займа, выпущенного ГАЗом, губернатор уверен: как-никак есть опыт «немцовок», к тому же займ полностью защищён от инфляции, поскольку гарантирован валютными платежами с десятью процентами годовых.

Именно с помощью «прорывных» производств вроде ГАЗа и «длинных» вложений нижегородцев в недвижимость можно вытянуть область, считает губернатор. Самим, не надеясь на милость российского президента и правительства. Разумеется, без инвестиций любого рода (займы у населения – тоже ведь инвестиции) не обойтись, но их ведь дают не под пустое место. Не то чтобы именно «под Немцова» – такое категоричное толкование губернатор не принимает:

    - Да, не последнюю роль в этом деле играет политическая и социальная обстановка. И позиция руководителя. Но это же везде так! И это нормально. Особенно во времена переходной экономики, когда страна представляет из себя такое лоскутное одеяло. Причём «цвет» того или иного региона в сильной степени зависит от политической ориентации руководителя. На Западе, Востоке и в Москве знают, что «цвет» Нижнего Новгорода благоприятен для вложений. Поэтому сюда вкладывают, вот и всё...

Чего стоит хотя бы одна, аграрная часть реформ в области: фактически впервые в России здесь введён институт частной собственности на землю. Затем эту программу утвердили как национальную.

    Но Немцов доволен, поскольку считает, что в экономике, в отличие от науки, нет понятия «плагиат», и «то, что хорошо для Нижнего, хорошо для России».

    - Если речь идёт о нашей аграрной реформе, я был бы счастлив, если бы Ельцин вошёл в историю, как Столыпин, – признался губернатор. – Да, я буду гордиться своим правительством, если оно воспользуется нашим опытом! У меня нет никаких амбиций, чувства зависти или конкуренции. Я работаю в Нижнем Новгороде и отвечаю за него. Они работают в Москве и отвечают за всю страну. Я не собираюсь занимать их места или баллотироваться в президенты. Кстати, у многих из них тоже нет никакой зависти. Они говорят: молодец, Боря, давай новые идеи, мы тебя поддержим.

  Немцову, похоже, действительно неважно, какого Бориса будут благодарить потомки – его или Ельцина.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

 ________________________________

«Новое русское слово», 8 сентября 1995 г.

© Сергей Мельник, Ольга Бренер

Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum