Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Моменты эпохи СССР глазами фотожурналиста Игоря Гаврилова
Фотографии с краткими комментариями из эпохи СССР фотокорреспондента Игоря Гавр...
№11
(329)
30.09.2017
Общество
Встречи в Одессе: Евгений Голубовский и Феликс Кохрихт
(№15 [318] 30.12.2016)
Автор: Илья Буркун
Илья Буркун

     Посетив Одессу, после долгого отсутствия, я остановился у своего друга, Михаила Жадана,  живущего на 8-й станции Фонтана. В воскресный день в честь моего приезда он с супругой пригласили друзей. Среди них были Феликс Кохрихт и Евгений Голубовский. До этой встречи, мы не были знакомы, хотя имена мне были хорошо  известны по литературной деятельности.  Познакомившись и найдя множество общих знакомых, мы договорились о встрече, где я записал интервью с Евгением Голубовским и Феликсом Кохрихтом, которые в дальнейшем были опубликованные в Австралийской газете "Горизонт". В одесском  журнале "Пассаж" и в альманахе "Дерибасовская - Решильевская" появились очерки о наших встречах Е. Голубовского и Ф. Кохрихта. Оба литераторы, знаковые фигуры в Одессе. Их творчество хорошо известно в литературном мире, и попрежнему актуально. Их  творческая деятельность прекрасно иллюстрирует литературную жизнь Одессы нашего времени. Их судьбы – срез творческой интеллигенции нашего поколения, сформировавшие феномен Одессы.   

     Уважаемые читатели, предлагаю вашему вниманию интервью, записанные мною с Фекликсом Кохрихтом и Евгением Голубовским, которому 5 декабря 2016 года исполнилось 80 лет, с чем поздравляю его от всей души.

  

Двести с лишним лет назад со всех сторон света - из России и Греции, из Франции и Италии - съехались люди в Причерноморские степи, чтобы построить здесь город. С самого начала Одесса была городом иммигрантов. Теперь это город Эмигрантов, потому что нет на свете континента, где бы ни жили люди, рожденные под душистыми одесскими акациями. Но спросите любого из них, ныне жителя Нью-Йорка или Москвы, Сиднея или Мюнхена, кто он - и непременно услышите: "Я - одессит!"

   Так написал Михаил Михайлович Жванецкий в одной из своих миниатюр. Именно эти ощущения неформального духовного братства родили у него идею создания братства формального. А в результате в 1990 году появился Всемирный Клуб Одесситов, президентом которого избран Михаил Жванецкий. Вице-президент - Евгений Голубовский, известный одесский журналист, ведущий популярной телепрограммы, редактор учрежденной Клубом газеты "Всемирные одесские новости". В 1990 году вышел первый ее номер.

  В начале XX века, прожив более 25 лет, прекратила свое существование газета "Одесские новости". Ее спецкорами были в Лондоне - Корней Чуковский, в Италии - Владимир (Зеев) Жаботинский.

  Сегодня начало третьего тысячелетия, иное время, иные задачи. "Всемирные одесские новости", не отказываясь от старого наследия, стремятся воплотить в жизнь придуманный некогда драматургом Голубенко лозунг: "Одесситы всех стран, соединяйтесь!"

 Имя Евгения Голубовского впервые появилось на страницах газеты "Комсомольская искра" в 1960 году. С тех пор всё, что печаталось под его именем, всё, к чему имеет отношение талантливый журналист, я читаю с неизменным интересом. Будь это колонка редактора, посвященная Бабелю, поздравление Жванецкому, рассказ о Борисе Литваке или предисловие к книге стихов Юрия Михайлика. 

Наше интервью с Голубовским я записал в помещении Всемирного Клуба Одесситов.

            – Женя, вы - одессит, а это значит!...

    – Родился я в 1936 году, в декабре, в Одессе. Войну провел в войне. Мать была военным врачом в госпитале, и всю войну я был вместе с ней. В госпитале в Сочи она работала до самых бомбежек. 10 апреля 1944 года освободили Одессу, а в мае мы уже вернулись в город. В Одессе закончил школу, Политехнический институт. Учился не очень по желанию, просто иначе поступить никуда нельзя было. Закончил школу в 1953 году, еврею поступить на журналистский или медицинский факультет – мечта нереальная.

 – Мне известен факт из вашей биографии: об исключении из института. Спас вас Илья Эренбург. Как это произошло?

 – В институте я организовал большой диспут об импрессионистах. Наш КГБ перепутал импрессионизм с сионизмом. В результате   я был исключен из комсомола и из института. Появились разгромные статьи. Если бы не Илья Эренбург и Борис Полевой, – возможно, наш сегодняшний разговор бы и не состоялся. Благодаря моим защитникам, я не оказался в "местах, не столь отдаленных". Для меня всё закончилось только выговором.

– Какое отношение вы, студент, имели к столь известным литераторам?

Ни Бориса Полевого, ни Илью Эренбурга я лично не знал. Когда всё случилось, я уехал в Москву к своему другу. Мы обошли с ним ЦК комсомола, ЦК партии. Двери для меня остались закрытыми. В один из дней зашли в гости к нашему знакомому драматургу, одесситу. Узнав о моих неприятностях, он тихо сказал: "Я дам вам телефон Эренбурга, только не звоните из моей квартиры". Мы вышли на улицу, из автомата я позвонил. Сняла трубку его секретарь, Наталья Ивановна Столярова. "Эренбурга еще нет в Москве. А в чем дело?" - спросила она. В запале я начал рассказывать, боясь, что меня прервут. Выслушав, Наталья Ивановна сказала: "Позвоните завтра в 10 часов утра". – "Но его же все равно нет!" - недоуменно произнес я. – "Позвоните завтра в десять," - настойчиво повторила секретарь. Бессонная ночь, рассвет... С трудом дождавшись десяти, вышел на улицу к телефону-автомату. Трубку сняла Наталья Ивановна: "Илья Григорьевич ждет вас в 4 часа завтра в своей приемной по ул. Горького 6. Приходите к нему".

Время словно остановилось...

Ровно в 4 вошел в приемную и сразу же меня пригласили в кабинет Ильи Григорьевича. Он очень внимательно, не перебивая, выслушал мою историю. Когда я закончил, Эренбург стал метаться по кабинету, нервно выговаривая: "Я, Эренбург, не пишу дальше, чем о Пикассо и Матиссе. Вы думаете, мне нечего больше сказать? Но время еще не наступило".

Немного успокоившись, он начал звонить одному, другому, третьему - советоваться. Не знаю, кто ему подсказал: есть иностранная комиссия, ее возглавляет Борис Полевой, очень порядочный человек. Попробуйте выйти на него, он дружит с Шепиловым и, наверное, сможет помочь.

Илья Григорьевич позвонил Полевому. Тот попросил направить письмо – Эренбург тут же его написал. Эта переписка была впоследствии опубликована писателем, исследователем наследия Эренбурга. Она так и называлась: "Вокруг «Одесского дела»". Благодаря моим защитникам пожар удалось погасить, и я отделался только серьезным испугом.

Став инженером, вы ведь не сразу изменили профессию?

– Закончил институт, семь лет проработал в СКБ завода "Кинап". Единственный тогда завод в Советском Союзе, выпускавший киноаппаратуру для кинотеатров. В этот же период появились мои первые газетные публикации. Когда освободилось штатное место в газете "Комсомольская искра", мне предложили работу с небольшой ставкой, я согласился. Более 40 лет я связан с журналистикой. Вначале - "Комсомольская искра", потом с Деревянко ушел в "Вечернюю Одессу" и вместе занимались ее созданием.

 – Но и из "Вечерки" вы ушли. Почему?

– Деревянко, ставший главным редактором, не любил проявления самостоятельности со стороны сотрудников. Когда создавались "Все мирные одесские новости", он предложил объединить их с "Вечерней Одессой", сделать единым холдингом, который возглавит он, Деревянко. Я решительно сказал "нет". Газета Всемирного клуба одесситов не имеет никакого отношения к "Вечерней Одессе". Из газеты я ушел, но с Деревянко мы остались в хороших отношениях. К сожалению, через год он погиб, его застрелили. Перед самой гибелью, к моему 60-летию он написал блестящую статью и целый номер посвятил моему юбилею.

– Но вы не только редактор, вы заняты и целым рядом других дел

– Да, я занимаюсь книгоизданием у меня своя программа на телевидении. Раньше она называлась "Конец века", сейчас - "Новый век". Посвящена культуре. Встречи с литераторами, художниками, музыкантами, живущими в Одессе, с ее гостями, рассказы о старых изданиях. Работы не меньше.

Двенадцать лет тому назад создан "Всемирный Клуб Одесситов". Миша Жванецкий был избран его президентом. Он предложил вторым вице-президентом сделать Валерия Хаита, а первым - меня. Так вдвоем мы и ведем эту работу. Связи со всем зарубежьем. За это время я побывал во многих странах еще и как депутат Одесского горисполкома: в Японии, Финляндии, Италии, дважды в Израиле

Многие творческие люди уходят в политику. А почему сделали это вы?

– Вначале я поддался на эту удочку, решив поучаствовать в политических кампаниях, а потом мне стало не очень интересно. Во время моих поездок я везде встречался с выходцами из Одессы. Удивительное одесское землячество везде существует Мы стараемся им помогать, давать определенные координаты, связывать друг с другом. Когда они приезжают, помогаем налаживать контакты с местными властями. С ними у нас сложились очень хорошие отношения. Город выделил клубу это уютное помещение, здесь ведется вся наша работа. Есть бар, где проходят наши посиделки, вечера, встречи с гостями клуба. А гости разные и очень интересные: Резо Габриадзе и Аркадий Арканов, Виктор Шендерович и Эрнст Неизвестный, кинорежиссер Петр Тодоровский и скрипач Павел Верников. Недавно мы отметили 105 лет со дня рождения Ильи Ильфа. Прилетела из Москвы его дочь Александра Ильинична. Она сделала клубу прекрасный подарок - только что - фотограф".

Клуб посетила удивительная женщина, американка по рождению, влюбленная в Одессу. Патрисия Херлихай (Patricia Herlihy) - профессор университета в штате Род-Айленд. Она издала книгу об Одессе "Odessa. A History 1794-1914". По мнению историков, это наиболее полное и последовательное изложение истории Одессы. Мы приняли ее в почетные члены клуба. Патрисия была растрогана до слез и пообещала создать филиал клуба в родном городе.

Всемирный Клуб Одесситов издает свою газету "Всемирные одесские новости", свой альманах "Дерибасовская&Ришельевская".

Наш клуб - общественная организация, но она ощутима в городе. Мы издали сборник стихов Юрия Михайлика, живущего у вас в Сиднее. Замечательные стихи. И я очень рад, что мы сумели это сделать.

С этим сборником я хорошо знаком. Его подарил мне автор, чем я очень горжусь. Должен сделать комплимент и вам: прекрасное предисловие к стихам Ю.Михайлика. Единственное, с чем я не согласен - с вашими суждениями об Австралии.

– Все люди воспринимают мир по-своему, будь то Австралия или Франция. О Франции писали тысячи поэтов - и все по-разному. Бродский, побывав в Австралии, пишет о ней совсем не так, как о ней пишет Михайлик. Каждый находит свой взгляд, свою точку зрения. Я очень рад, что книжка Михайлика вышла, огорчает, что так мало он пишет.
Об этом я не раз говорил ему по телефону. Мы ждем от него новых стихов.

К сожалению, мы мало знакомы с культурой Австралии, ее музыкой, литературой. До нас доносятся какие-то отголоски. Поэтому судить о чем-то очень трудно. Я понимаю, что любая цивилизованная страна создает свою культуру. Найти свое место в любой новой цивилизации не просто, но, вероятно, это возможно. Правда, когда прожил долгую жизнь и живешь воспоминаниями, сделать это достаточно трудно. Сужу только по себе. Представляю, что будучи вырванным с корнями и пересаженным куда-то в другое место, совершенно не обязательно я бы нашел себя там в такой же степени, как нашел себя здесь. Вот те общие мысли, которыми хотел бы поделиться с австралийскими читателями...

 В нашей беседе Евгений Голубовский упомянул альманах "Дерибасовская&Ришельевская"Редактор этого интересного альманаха, посвященного Одессе - Феликс Кохрихт, известный журналист, телеведущий, мой давний знакомый. Тем приятней была встреча с ним.

– Феликс, фамилия у тебя довольно необычная - Кохрихт. Думаю, не только меня заинтересовало ее происхождение.

– Недавно мой товарищ, Саша Розенбойм, известный краевед (публикуется под псевдонимом Александров) сделал очередной подарок. В архиве он раскопал материалы, где прослеживается судьба рода Кохрихтов. Кохрихты появились в Одессе в 20-е годы 19 века. Сохранились данные о двух ветвях этого рода. Одна - ресторанно-кух-мистерский промысел, вторая - ювелирный, к последней принадлежу и я. В 1913 году моему прадеду принадлежали ювелирный магазин на Дерибасовской, рядом с Пассажем, второй - на Ришельевской, третий - на Екатерининской. Фирма "Кохрихт и Ко".

Когда началась Первая Мировая война, Кохрихты одними из первых наладили продажу водонепроницаемых часов - тогда это было большой новинкой. Мой дед, молодым человеком, однажды проезжая в фамильном фаэтоне по Пересыпе, увидел красивую рыжеволосую девушку. Она была занята необычным делом: подоткнув подол юбки, месила ногами глину. Дед влюбился в эту красавицу, но родители и слушать не хотели о женитьбе на бедной еврейской девушке. Дед не внял их наставлениям и был изгнан из отцовского дома.

Выбор был сделан, они поженились. Дед устроился на работу в порт, конторщиком. Родилось трое детей. Неожиданно отец семейства простудился и умер от скоротечной чахотки. Молодая вдова осталась с тремя детьми. Однажды покойный явился во сне своей матери (моей прабабке) и сказал: "Возьми к себе своего внука, Давида". Давид - это мой отец. Набожная прабабка с трудом уговорила прадеда и они забирают Давида к себе, он получает приличное образование. В 1914 году начинается война. Отцу - 17 лет, он уходит вольноопределяющимся в царскую армию. За храбрость награжден двумя Георгиями.

 — Как же он в 17 лет попал в армию?

 – Приписал себе три года, а в 20 уже призывали в армию. Стал младшим   унтер-офицером. Был контужен, ранен, "обольшевичен" и вернулся болыпевиком Феликсом Кохрихтом. Служил в одесской милиции. Ловил тех, кого считали прообразами Мишки Япончика. В 1919 году грохнул витрину магазина собственной тетки, был проклят родичами. Родня эмигрировала в Париж, а отец продолжал службу в одесской милиции... Когда же понял, куда ведет эта служба, то, как Остап Бендер, спасаясь посадки, ушел в управдомы.

Мама родилась в Шепетовке, село в Одесской области. Ее родители были состоятельными лесоторговцами. А она и два ее брата прониклись революционной романтикой. Подружились с мальчиком из бедной семьи из Шепетовки, Николаем Островским. О событиях того времени он написал в своей книге "Как закалялась сталь".

Братья вступили в комсомол, служили в ЧОНе. В 1939 году, когда я родился, отец ушел на Финскую войну, затем началась Отечественная. Его тяжело контузило. Мы уехали в эвакуацию, а в 1944 году вернулись в Одессу.

 – С родителями понятно, расскажи немного о своей семье.

 – Жена моя принадлежит к старинному дворянскому роду Завалишиных. Дед ее был адмиралом. Все мужчины в роду служили в армии, после революции – в белой гвардии. Сейчас многие родственники живут в Париже, Мюнхене. Моя будущая жена в 1958 году бежала из Мюнхена, вернулась в Одессу, к своей нищей бабке. Вот так мы и встретились. Род евреев-революционеров и русский дворянский род.

– Надеюсь, когда-нибудь ты напишешь свою семейную хронику. Но вернемся к тебе. Ты ведь в прошлом медик?

– Я почти закончил военно-медицинское училище. Слава Богу, его разогнали незадолго до моего окончания и я не попал на подводную лодку, куда меня должны были распределить. Работал в Одесской психиатрической больнице, одновременно поступил на филфак Одесского университета. И уже тогда начал писать.

В 1959 году мы все встретились в "Комсомольской искре", где я познакомился с Борей Деревянко, Юрой Михайликом. Какое-то время я даже был их руководителем. Затем перешел работать в газету "Знамя коммунизма". Беспартийного еврея взяли на должность выпускающего. Это была техническая должность, но в дальнейшем я даже сделал карьеру. Был заместителем ответственного секретаря, и.о. ответсекретаря и даже завотделом.

Несколько лет назад стал редактором журнала "Одесса". Сейчас я редактор альманаха "Дерибасовская&Ришельевская", обозреватель газеты "Слово", веду телевизионную программу, делаю радиопередачи для русскоязычного населения Соединенных Штатов Америки.

   – Можно сказать, ты доволен судьбой?

   – Я слово "доволен" не употреблял. Благодарю Бога, что он дал мне долгую жизнь. Мне 63 года, но многие мои коллеги не сумели дожить до этого возраста. Многие, дожив, к сожалению, нищенствуют. Поэтому за то, что есть, я должен благодарить Господа Бога. Пожалуй, можно сказать, что доволен.

Я держу в руках твой альманах "Дерибасовская&Ришельевская". Как бы ты его охарактеризовал ?

– Наш альманах - реинкарнация журнала "Одесса". Журнал выходил в течение 2 лет - многокрасочное полноценное литературно-художественное издание. Из-за возникших у издателей финансовых затруднений он прекратил существование. Вот тогда у меня, моих друзей-журналистов, возникла идея альманаха. Тот же журнал "Одесса",
но с периодичностью раз в квартал. Несколько меньшего формата, меньше цветных иллюстраций, но у него другие достоинства. Он позволяет публиковать серьезную прозу, поэзию. Это возвращение к тем альманахам, которые выходили в старой России. В Одессе таких издавалось штук 15. Нашему альманаху исполняется три года. Выходит десятый сборник.

Кто финансирует альманах?

– Создать его нам помог Владислав Александрович Вайсман, директор завода "Микрон". Славного некогда завода, который снабжал всю страну особо точными станками. Благодаря Вайсману мы и состоялись, он же придумал название. Сейчас наш спонсор - просвещенный меценат Александр Евгеньевич Мардань, он возглавляет многопрофильную фирму "Харисон Транссервис". Он помогает не только нашему альманаху, недавно спонсировал выпуск элитарного спектакля "Контрабас" по пьесе Патрика Зюскинда с Олегом Школьниковым в главной роли. А.Е.Мардань сам пишет стихи. Поверь, это не только комплимент спонсору - по-настоящему талантливые стихи серьезного, одаренного человека. Помогают нам и другие спонсоры, за что мы им всем очень благодарны.

Альманах имеет несколько традиционных разделов. История и краеведение, где мы недавно опубликовали статьи американского профессора Патрисии Херлихай о старой Одессе. Наш автор - профессор Андрей Добролюбский. С гордостью могу сказать о публикации Олега Губаря - краеведа, писателя, журналиста, исследователя, члена нашей редколлегии. Недавно он с коллегами-краеведами А.Добролюбским и А.Краснощенко сделали сенсационное открытие. Несколько лет они вели раскопки в центре города, возле Оперного театра, надеясь найти предметы быта пушкинского времени. Неожиданно на семиметровом пласте вековых "отходов". Есть слой античный, с VI века до н.э., есть слой первых веков, есть доодесский слой Джине-стры-Хаджибея. Исследователи издали книгу "Борисфен. Хаджибей. Одесса". Презентация ее прошла во Всемирном Клубе Одесситов.

У нас печатается Аркадий Львов, член совета нашего альманаха Михаил Жванецкий. Мы гордимся, что в числе членов нашей редколлегии - Григорий Поженян. Интересны и публикации о жизни художников нашего города, о выставках, архивных находках. В разделе "Наши предшественники" мы рассказываем о журналах и альманахах, выходивших в старой Одессе. Любопытный раздел "Ах, Одесса"; у нас снимает угол популярная российская телепередача "Городок". С нами сотрудничает Нелли Харченко, первый диктор Одесского телевидения - старые одесситы должны ее помнить. Надеюсь, что нашим постоянным автором станет Илья Буркун, художник и журналист, наш добрый друг, живущий в Австралии.

Признателен за оказанную честь. И попутно вот какой вопрос. Большое видится на расстоянъи. К сожалению, расстояние, разделяющее нас, очень значительно. Только побывав в Одессе, можно почувствовать, чем и как живет творческая интеллигенция.

– Изменения разительные во всех сферах жизни. Изменилось и творческое лицо Одессы. Я уже рассказал о нашем журнале. Ты познакомился и с газетой "Всемирные Одесские новости". Ее редактор, Евгений Голубовский, энтузиаст и в другом деле - издательском. Благодаря Голубовскому на свет появились многие уникальные издания.
   Трехтомник Владимира Жаботинского под редакцией Е.Голубовского с его блестящими комментариями. Это событие не только для Одессы - для всего русского зарубежья. Е.Голубовский нашел и опубликовал уникальный сборник, который вышел в Феодосии в 1920 году: "Ковчег". Сохранилось всего два-три экземпляра этой книги. Чем же важ
но это издание? Это срез того уникального краткого периода, когда белые уже ушли, а красные еще не пришли. В какой-то мере пролог к известному роману Василия Аксенова "Остров Крым". "Ковчег" - как раз об этом. Он начинается с Александра Блока, Марины Цветаевой, Ильи Эренбурга. В нем приняли участие и наши одесские поэты: Анатолий Фиолетов, Вениамин Бабаджан. Их имена новому поколению одесситов ничего не говорят - тем более интересным будет знакомство. И все благодаря Е.Голубовскому.

  Я уже упомянул Олега Губаря, его сенсационное археологическое открытие. Писатель, исследователь, знаток более близкой нам старины - быта Одессы прошлого века, городских искусств и ремесел. Об этом он публикует замечательные статьи в нашем альманахе. Его перу принадлежат несколько книг, ставших раритетами. Одна из них - о художнике Юрии Коваленко. Если его называли одесским Пиросмани, то Губаря называют одесским Гиляровским. Это книга не только о жизни художника. В ней знакомишься и с личностью писателя и философа, с самим О.Губарем.

  Наконец, Андрей Ерохин, наш ответственный секретарь, человек с тонким вкусом, осуществляющий всю художественную политику, создающий дизайн, благодаря которому наш альманах имеет такой достойный вид.

Было бы интересно, если бы ваши авторы предоставили материалы для "Горизонта", а альманах мог бы знакомить одесситов с жизнью Австралии - наладим некий творческий обмен.

– Будем рады, если вы используете наши статьи об Одессе. Что касается ваших материалов - мы эту идею реализуем уже в следующем номере, для которого мы отобрали твое интервью с Юрием Фельдманом. Так что в ближайшем номере, с твоего разрешения, и напечатаем.

– Феликс, в журнале "Пассаж" я познакомился с твоей статьей, иллюстрированной твоими же профессиональными снимками.

– Ты верно подметил, в нескольких номерах нашего альманаха, в других изданиях я пишу о своих зарубежных встречах с великими людьми, так или иначе связанными с Одессой. Мне удалось побывать в немецкой деревне Мурнау в Баварских Альпах, недалеко от Мюнхена, где довольно долго жил Василий Кандинский со своей любимой
женщиной, Габриэлой Мюнтерс. Там им было создано знаменитое объединение "Синий всадник". Об этом я написал статью.

Сейчас мы с женой вернулись из Испании, где встречались с нашим земляком, архитектором Маноло Нунесом. Он родился в Одессе. Его отец, морской офицер, испанский дворянин, будучи республиканцем, не примирился с Франко и в 1939 году привел свое судно в Одессу. Здесь женился на еврейской девушке, Дине Яновской. В 1942 году ушел на фронт, и тогда же у него родился сын, Маноло. Боец с фашизмом вернулся победителем в 1945 году в Одессу, а в 1949-м его посадили: семь лет лагерей. После освобождения в 1959 году он с семьей возвращается в Испанию, Маноло поступает на театральный факультет, а затем оканчивает архитектурный. В его творчестве две ипостаси - театральная и архитектурная - слились в одно целое. Он становится одним из лучших архитекторов театральных зданий.

Маноло Нунес сохранил тесную связь с другом детства, Володей Пахомовым. Народный артист России, четырежды лауреат государственной премии. Молодым человеком Пахомов возглавил Одесский ТЮЗ, а затем - Украинский театр. Талантливый режиссер подвергался преследованиям за свои новаторские спектакли, вынужден был покинуть Одессу. Уехал в Россию, в Липецк. Там преуспел в работе с местным театром. Сегодня это всемирно известный театр Чеховских фестивалей. Несмотря на то, что Маноло с Володей расстались в 1959 году, они не прекращали своей дружбы.

Мы были у Маноло Нунеса под Жероной. Его дом построен напротив замка Сальвадора Дали, где он жил с женой Гала. Нунес часто встречался с Дали, вел с ним беседы. Он показал нам замок Дали, а потом мы посетили его дом. Дом с удивительной пластикой. В нем сочетаются функции жилья и зрелищного центра. Здесь построен театр. Раздвигается занавес задника и через огромное окно, венчающее сцену, виден замок Сальвадора Дали - замок, ставший частью декорации.

Фантаст и сатирик Карел Чапек однажды сказал: "Куда бы вас ни забросила жизнь (в Антарктиду или маленький городок Австралии, во Францию или затерянный в океане городок), повсюду вы обязательно встретите уроженца Праги. Как правило, он будет либо механиком на местной электростанции, либо поваром..."

Я думаю, что на каждого уроженца Праги придется не меньше двух одесситов. Если пражане гордятся Кафкой и Швейком, то одесситы могут ответить Бабелем и Остапом Бендером. В запасе останутся Ойстрах и Гилельс, Ахматова и Куприн, Ильф и Петров, Утесов и Жванецкий. Но хочется верить, что Золотой Век Одессы еще впереди и список этот будет продолжен.

Золотой век Одессы, несмотря на все происходящие катаклизмы продолжается.  Феликс Кохрихт, и Евгений Голубовский, литераторы, носители культурных скреп Одессы, вносят свою весомую лепту в увековечивание истории города, её традиций. Они те, кто безгранично любят наш город и делают всё, чтобы его полюбили другие. 

Профессор Марк Гальперин, прилетевший в Одессу из США, по обмену, в Одесский национальный университет, где он читал курс современной американской литературы, вернувшись домой, прислал письмо в редакцию альманаха "Дерибасовская - Ришельевская". Он пишет: "...Я думал об Одессе как о городе моих снов... А в то же время Одесса была городом, где когда - то, давным давно, учился мой отец..." И этим многое сказано. 

    5 декабря 2016 г. Одесса отмечала день рождения Евгения Голубовского. Мэр города Одессы, Геннадий Труханов вручил Почётный знак отличия Одесского городского главы имени Г.Г. Маразли 2-й степени вице-президенту Всемирного клуба одесситов, Евгению Голубовскому. К своему 80-летию редактор и писатель, составитель многих книг по истории культуры и литературной жизни Одессы, Евгений Голубовский презентовал книгу "Глядя с Большой Арнаутской", сборник рассказов, многие из которых автобиографические. После презентации, на вопрос журналиста, какое его главное достижение в жизни? Евгения Михайлович не задумываясь ответил – дочка. Анна Евгеньевна Голубовская, известный в Одессе художник-фотограф, один из главный инициаторов рождения сборника. 

   Хочется пожелать творческому семейству Голубовских радовать нас своими удачами, и творческими победами многие годы.

_________________________

© Буркун Илья Яковлевич


Салагин и другие. Герои и сюжеты книг Салавата Вахитова
Рецензия на три книги башкирского писателя Салавата Вахитова, изданные в Уфе в 2014-2017 гг.
Мир в фотографиях из соцсетей. Сентябрь 2017
Фотографии, опубликованные в соцсетях, в основном, в Твиттере, в сентябре 2017 г. Редакция выражает благодарно...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum