Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Прощание с великим поэтом и гражданином
Статья о намерении подготовить документ для последующего его принятия Думой о сн...
№04
(322)
12.04.2017
Общество
Ученый, шахматист, писатель. Интервью с одесситом Аркадием Леонидовичем Вайнером
(№4 [322] 12.04.2017)
Автор: Илья Буркун
Илья Буркун

   50 лет назад, в апреле 1967 г. я летел из Одессы в Тбилиси. Цель поездки – санаторий «Ликани» в Боржоми. Это было моё первое посещение Грузии. Позади тяжёлый конец года. Я  работал начальником производственного отдела строительного управления: годовая сдача объектов, рабочий день длился 12–14 часов, уставал зверски, и, хотя время было не отпускное, отдых оказался весьма кстати.

    О Боржоми я знал, что есть знаменитая минеральная вода «Боржоми». Читал, что с этим местом связано имя легендарной царицы Тамары, и Боржомское ущелье стало главным достоянием страны, о котором царица говорила как о «жемчужине своей короны». Неподалеку от любимого места она построила знаменитый Пещерный монастырский комплекс, где любила подолгу молиться перед тем, как принять важное решение. Во время отдыха я побывал в этом уникальном месте, действительно монастырь впечатляет.

       https://borjomiok.files.wordpress.com/2011/10/s320x240hjk.jpeg.

     В Тбилиси с железнодорожного вокзала в Боржоми шла электричка.  Два с половиной часа от Тбилиси – и вы попадаете в сказку. Внизу бурная река Кура, а "Сказка" – это живописные места Боржомского ущелья, славящиеся замечательной природой, целебным климатом и живительными минеральными источниками. Ещё одной достопримечательностью Боржоми является действующая со времён Романовых узкоколейка Боржоми – Бакуриани.

   Прибыв в городок и выйдя из вокзала, я увидел парня с плакатом в руках. На нём было написано: «Санаторий «Ликани». Приятная неожиданность. В микроавтобусе я оказался единственным пассажиром. 30 минут пути вверх по ущелью – и мы въехали во двор санатория. Небольшое здание, построенное в 19 веке. Позже я узнал, что этот санаторий – бывшая дача Сталина. Специально к его приезду на территории дачи пробурили скважину источника «Боржоми». Он отдыхал здесь с семьёй в 1951 г. Сохранился биллиардный стол, на котором он играл. В столовой, где обедала семья Сталина, а теперь обедали отдыхающие, остался огромный действующий камин. Интерьеры помещений оформлены в сталинском стиле. Деревянные панели на стенах, тяжеловесная мебель из орехового дерева. Окна моей комнаты выходили в сад. Конец апреля, цветущие фруктовые деревья радовали глаз. Во время регистрации девушка, взглянув в мой паспорт, произнесла: «А у нас уже есть один одессит. Хотите, поселю вас рядом?» Конечно, я с радостью согласился.

     Разложив вещи и приняв душ, отправился в столовую. Мне показали моё место. За столом, рассчитанным на четверых, я был первым. Спустя короткое время в столовую вошёл мужчина. Взглянув на него, я сразу понял, что это мой сосед, одессит. Он подошёл к моему столу. Поздоровавшись, представился – Арк. Необычное имя, подумал я. Позже он объяснил, что так придумала его жена Света – сокращение от Аркадий. Высокого роста, в пиджаке из модного тогда твида. Белые манжеты рубашки, выглядывающие из рукавов пиджака, белый платочек в нагрудном кармане. В тон – модный в то время небольшой узелок галстука.  Пышная чёрная шевелюра волос, зачесанных назад. Такие же темные умные, проницательные глаза. Строгие черты лица. В нём тоже было что-то необычное. Отвечая на его вопросы, я смотрел в его глаза, стараясь понять, что меня удивило. Позже понял: необычным был внутренний разрез глаз. Точнее, разреза не было. Они словно срослись у переносице маленькой перепонкой. Когда смотрел фильм «Аватар», я вспомнил глаза Арка. Они были очень похожи. Аркадий был старше меня на 7 лет, ему исполнилось 37, и он успел защитить к тому времени кандидатскую диссертацию. Да и внешне он был похож на молодого учёного.

   Так произошла моя встреча с Аркадием Леонидовичем Вайнером, тёзкой одного из знаменитых братьев Вайнеров, не только фамилией, но также именем и отчеством. Это часто многих вводило в заблуждение. Встреча случайная, оказавшаяся неслучайной, с человеком,  ставшим многим в моей судьбе. Дружбой, длившейся полвека, независимо от времени, места и расстояния, мы очень дорожили. А в те далёкие дни проводили почти всё свободное время вместе, ездили на экскурсии, отправляясь на прогулки по лесным тропам, кормили белок. Однажды увидели, как на водопой на противоположном берегу вышла семья кабанов.

     Тогда Арк открыл для меня Маяковского, чьим знатоком и поклонником он был всю сознательную жизнь. Со школьных времён я недолюбливал Маяковского за его «серпастый, молоткастый паспорт», за восхваление Ленина. И только познакомившись с Аркадием, я почувствовал огромную душу глубоко ранимого поэта. Аркадий знал о нём всё, объездил в Союзе все места, связанные с ним. Собирал всё, что было издано поэтом и о поэте. Мог рассказывать о нём бесконечно. Но главное – он знал на память все его лирические стихи. Однажды спустившись вниз к протекающей, бурлящей Куре, стоя на краю скалы, на фоне возвышающейся на противоположном берегу сохранившейся с древних времён Сванской сторожевой башни, опустив палку в пенящую воду, красивым баритональным басом начал читать поэму Маяковского «Тамара и демон»:                                                                                         

От этого Терека

                   в поэтах

                             истерика.

Я Терек не видел.

                Большая потерийка.

Из омнибуса

                 вразвалку

сошел,

         поплевывал

               в Терек с берега,

совал ему

         в пену

               палку.

Чего же хорошего?

                Полный  развал!

Шумит,

     как Есенин в участке.

Как будто бы

            Терек

                 сорганизовал,

проездом в Боржом,

                  Луначарский...

      И так всю поэму до конца. Присев на поваленный ствол дерева, я был единственным зрителем этого необыкновенного спектакля. Очнулся только когда он закончил читать. С тех пор я всегда любил, когда он читал Маяковского.

       
Нажмите, чтобы увеличить.
 
Нам повезло, 14 мая – национальный праздник в Грузии, Тамароба. День, посвященный величайшей из грузинских правителей – царице Тамар. Именно Тамар, «Тамара» — русскоязычная версия имени. Почти весь день мы провели в Боржоми, где длился праздник, посвящённый царице. Хор, знаменитое грузинское многоголосье, лезгинка. Столы с грузинскими явствами и прекрасная весенняя погода способствовала празднику. А вечером состоялся праздничный ужин в санатории – настоящее грузинское застолье. Кроме нас с Арком в санатории отдыхали только грузины. Да и санаторий был рассчитан всего на 40 человек и принадлежал ЦК КП Грузии. Как путёвки попали в Одессу – для нас осталось загадкой. Но факт остаётся фактом: они достались мне и Арку. Вот и не верь в судьбу.

   Подружились семьями. Часто путешествовали вместе, вместе, как принято было тогда, отмечали праздники, разделяли беды. С ним всегда было интересно. Последний наш разговор состоялся несколько месяцев назад. Он уже был тяжело болен, но мне ничего о болезни не говорил. И только когда он уже не поднимался с постели, Света, не сдержавшись, сказала, что он умирает. А он до последнего, умирая, через Свету рассказывал мне о сборнике, подготовленном к печати: «Одесса. Далее – везде... иностранные одесситы». Книга о тех, кто некогда жил в Одессе и вынужден был её покинуть. Знаменитые деятели мировой культуры, науки, искусства, известные во всём мире. Очерки, написанные в постоянном соавторстве с таким же энтузиастом и другом – Эдуардом Алексеевичем Кузнецовым. Спонсор подвёл их, выход книги задерживается. Я был безмерно рад, что помог в издании этой книги, и она  увидела свет при жизни Аркадия Вайнера.

     3 апреля его супруга прислала сообщение: Илюша! Арк умер сегодня, в 10 ч. утра. Света.

Наш хрупкий мир покинула огромная планета по имени Аркадий Леонидович Вайнер. Человек огромного таланта, эрудиции, скромности. Он не любил тусовки, никогда не участвовал в общественных мероприятиях. Он всегда занимался любимым делом, отдавая ему всего себя. До последнего он вел детскую шахматную школу, Его знали и уважали в Одесской библиотеке имени Горького, в Литературном музее, куда он передал около 10 сборников книг о великих одесситах, изданных в содружестве с Эдуардом Кузнецовым. Всё, за что он брался, он делал только превосходно. А сделал он очень много. И этому я учился у него.  В 2007 году, посетив Одессу, я почти каждый день встречался с Аркадием. Вернувшись в Мельбурн, опубликовал очерк, посвящённый Аркадию Вайнеру в местной газете «Горизонт». В дальнейшем этот очерк вошёл в выпущенную мной книгу. Его я и предлагаю  вниманию читателей.

*   *   *

Был смел с Каиссой в молодые годы, / В науке дерзок (правда, не дерзит) / Собрав по миру шаржи и пародии, / Издал свой сборник Вайнер-одессит.

И.Буркун

   В моем кабитете на книжной полке среди многих других стоит книга. В нее я заглядываю очень часто. Сборник "У Черного моря", авторы - Аркадий Вайнер и Эдуард Кузнецов. Чем вызван мой интерес к этому изданию? Около ста героев населяют его страницы. Знаменитые, известные, а также забытые и полузабытые имена людей, рожденных в Одессе, живших в ней, или хотя бы связанных с городом у моря своим недолгим пребыванием. Это не роман, не повесть, не стихи. Портреты героев представлены в не совсем обычном жанре - литературных пародий, шаржей и эпиграмм. Наряду с известными авторами-пародистами выступают в этом качестве и те, кого никак не отнесешь к сатирикам и юмористам: Вера Инбер и Алексей Толстой, Иван Бунин и Александр Куприн.

   Современники, как известно, не всегда справедливы в оценках живущих рядом талантов. Тем более удивительно, как точно и емко охарактеризованы и герои эпиграмм, и время, в котором они жили.

   Пародия и эпиграмма - жанры непростые. Они говорят не только о своем персонаже – не в меньшей степени они характеризуют и самого автора, позволяют совсем по-иному взглянуть на хорошо знакомую личность, увидеть какие-то новые грани его характера или творчества.

 Постоянно возвращаясь к книге "У Черного моря", я убедился в справедливости слов, сказанных одним английским писателем: "Тот, кто берет в руки перо карикатуриста, часто рождает результаты, которые вовсе не намерен был породить".

  Непросто собрать подобный сборник, где представлены пародии и эпиграммы, начиная с пушкинских времен, включая день сегодняшний. Авторы шли к этой книге более 40 лет, по крупицам собирая материал не только в бывшей Стране Советов, но теперь уже и в Америке, Австралии, Германии, Израиле, Канаде.

  С Аркадием Леонидовичем Вайнером меня связывает сорокалетняя дружба. Часто, бывая у него в гостях на улице Пушкинской, я слушал увлеченные рассказы о новых поступлениях в его обширную коллекцию. Удивлялся одним, возмущался другим, искренне смеялся над третьим, открывая для себя новые факты истории создателя пародии или ее героя.

  Те, кому посчастливилось приобрести книгу, читая точные и емкие характеристики автора, наверняка посчитают А. Вайнера литератором. Бесспорно, он эрудит, истинный ценитель и знаток литературы. Но к основной профессии литература никакого отношения не имеет.

  Кто же он, Аркадий Леонидович Вайнер? Доктор Технических наук, профессор, академик Международной термоэлектрической академии. Родился в Одессе, в 1930 году. Отец погиб на фронте. Тяжелые годы войны А. Вайнер провел в детском доме в Челябинской области. Закончил семилетку. Вернувшись в Одессу, поступил в техникум. Затем три года армии, после чего окончил Одесский электротехнический институт. В течение 40 лет проработал руководителем коллектива научно-исследовательской лаборатории в НИИ "Шторм". Многие его разработки применены в науке и технике.

 Он является одним из ведущих специалистов в своей области, ему принадлежат более 120 публикаций, им запатентовано 20 изобретений.

  Но его интересы распространяются не только на профессиональную деятельность. Большой ценитель поэзии, он много лет посвятил изучению творчества В. Маяковского. Обладая уникальной памятью, мог читать наизусть стихи поэта на протяжении многих часов. Именно он в те времена, когда поэзия преподносилась строго дозировано, в рамках соцреализма, открыл для меня весь трагизм образа Маяковского.

  Многогранность интересов профессора распространялась не только на литературу, ещё одним увлечением становятся шахматы.

  Как и всякий ученый, Вайнер любое увлечение превращает в профессию. В 1983 году он заканчивает Рижский шахматный университет, становится мастером спорта по шахматам, чемпионом Одессы. В 60-е годы знакомится с гениальным шахматным самородком, человеком трагической судьбы Яковом Юхтманом.

  Имя Юхтмана практически неизвестно новым поколениям шахматистов, а в 50-60-е годы он входил в группу сильнейших шахматистов СССР. Тогда это не на шутку встревожило шахматное руководство страны. На 26-м чемпионате в Тбилиси в 1959 году партия Юхтман-Спасский была отложена в безнадежном для Спасского положении. Но решением судейской коллегии присуждена ничья – без доигрывания. Юхтман не стал чемпионом СССР. Трудно переоценить ущерб творчеству и здоровью Юхтмана от подобного решения. В дальнейшем шахматные ренегаты лишают Юхтмана звания мастера спорта, потом дисквалифицируют...

  Затем Я. Юхтман эмигрирует в Израиль, становится чемпионом Израиля, а затем уезжает в Америку, где трагически погибает.

  "Яков Юхтман - один из самых ярких природных талантов, с которым я встречался в шахматах," – сказал о нем международный гроссмейстер В.Тукмаков.

  После смерти Юхтмана Аркадий Вайнер по крупицам собирал его наследие и в 1994 г. выпустил книгу "7000 ходов Я. Юхтмана", показавшую шахматному миру блестящее творчество этого много лет замалчиваемого шахматного гения.

  Сейчас Аркадий Вайнер работает над продолжением книги "У Черного моря". Второй том он назвал "Есть город, который..."

  обывав в Одессе, я, естественно, не мог не встретиться с Аркадием Вайнером, человеком, влюбленным в науку, в жизнь, в город у Черного моря.

    – Аркадий Леонидович, ты как ученый до сих пор в строю. Но почему ты на работе всего несколько часов в неделю? Неужели исчерпан твой творческий потенциал, в тебе больше не нуждаются?

    – Последние 15 лет развитие науки, новые научные исследования в Украине, как и в других странах, бывших республиках СССР, подверглись серьезным испытаниям. Более 40 лет я занимаюсь проблемами преобразования видов энергии методами твердотельной электроники, применением полупроводников для преобразования энергии. У меня нет сомнения, что решение многих задач, связанных с проблемами термоэлектричества, повлияют на технический прогресс. Представь себе дешевые и экологически безопасные установки, например, бытовые термополупроводниковые (бесфреоновые) холодильники, новые приборы радиоэлектроники, которые уже сегодня широко применяются в науке, технике, медицине, во многих современных технологиях.

  Экономические проблемы сказались на всех сторонах нашей жизни, прежде всего - на научных исследованиях. Недостаточное финансирование сильно замедлило теоретические и экспериментальные поиски на самых животрепещущих направлениях науки и техники. Это повергает в отчаяние. Но каждый день начинается с надежды...

   Ученые вынуждены покинуть свои институты, ищут пути выживания, уходят в торговлю, в строительство, многие покидают страну. Их можно понять.

   Но жизнь зачастую держится на парадоксах. В науке происходит нечто подобное. Особенно упорные и преданные продолжают искать пути и средства - и для выживания, и для продвижения вперед. Возможно, твой покорный слуга и относится к таким "фанатикам". Продолжаю ходить в институт. Естественно, нет средств работать в полную силу, но что-то постоянно происходит. Наработки 70-80-х годов были не напрасны.

   Несмотря на спад, на Украине продолжает функционировать единственный в мире Институт Термоэлектричества. Здесь же находится и президиум Международной Термоэлектрической Академии. На днях прошел юбилейный X международный форум термоэлектричества.

   В 1999 как итог многолетней работы вышла моя книга "Термоэлектрические параметры и их измерение". Не могу не выразить благодарность бизнесмену Михаилу Жадану, выступившему спонсором ее издания. Сейчас работаю над своей четвертой монографией. Жизнь продолжается.

   – Помнишь русскую поговорку "Не было бы счастья, да несчастье помогло"? Вероятно, спад в науке позволил тебе уделить больше внимания писательским делам. Поэтому и появился на свет твой сборник "У Черного моря".

    – Я бы не назвал свою деятельность писательской. Скорее, это составление текстов. А затишье в науке освободило время. После напряженных 40-летних экспериментальных и теоретических исследований была необходимость в каком-то "отключении". Каждое воскресенье я "размагничивался", занимаясь своей коллекцией, собирая и классифицируя шаржи, пародии и эпиграммы.

  Когда появилось время, я основательно взялся за коллекцию. К этому времени она стала огромной. Возникла идея выделить так называемый "одесский" поток. Так родилась книга "У Черного моря" - литературная и театральная Одесса в шаржах, пародиях и эпиграммах. Моим соавтором стал Эдуард Кузнецов, инженер-химик Горьковского автомобильного завода. Раньше собирателей-коллекционеров подобного рода были сотни и тысячи. Сейчас считанные энтузиасты. Поэтому приходилось связываться со многими странами, где живут коллекционеры.

Нажмите, чтобы увеличить.

  – Думаю, ты скромничаешь, считая себя лишь составителем текста, так как более 50% объема книги составляет именно этот текст, написанный профессионально, раскрывающий и суть вопроса и лицо героя.

   – Спасибо за такую оценку. Когда приступал к сборнику, я думал о другом. Мне показалось, что рассказ о знаменитых, известных, а также незаслуженно забытых писателях, артистах, деятелях других видов искусств, связанных с Одессой, с использованием не совсем обычного материала - шаржа, эпиграммы, пародии - привлечет внимание читателей. Одесская составляющая как часть огромной и высокой культуры всегда занимала свою нишу в искусстве. Многие известные во всем мире имена получат новую и не совсем обычную окраску. Посуди сам: Иван Бунин когда-то написал эпиграмму на не менее известную поэтессу Анну Ахматову:

Поэтесса

Большая муфта, бледная щека, / Прижатая к ней томно и любовно; / Углом колени, узкая рука... / Нервна, притворна и бескровна / Все принца ждет, которого все нет, / Глядит с мольбою, горестно и смутно: / "Пучков, прочтите новый триолет..." / Скучна, беспола и распутна.

Или экспромт Бунина в адрес Федора Шаляпина:

Хорошо ты водку пьешь, / Хорошо поешь и врешь, / Только, вот что, топ ami, / Сделай милость, не хами.

Впрочем, и самому Бунину тоже доставалось от сатириков. Известный одесский пародист А.Амфитеатров написал:

Прочитан Бунин. Как тяжелый куль. / Причуды-рифмы волоклись и вязли. / Весной поет над розою буль-буль. / В Одессе есть миллионер Маразли. / Велик поэт. Созвучных скрипов царь. / Он важен, как Анубисова крипта. / Но "Энциклопедический словарь" / Необходим к сим таинствам Египта.

Пародист прекрасно расшифровал поэтическую манеру Бунина: обширные познания в географии, точка посреди строки и рифмы, подбираемые к собственным именам и "путешественным" словам. В данном случае Г.Г. Маразли - известный одесский богач и филантроп. С его участием в Одессе были построены Публичная библиотека, лечебница, бактериологическая станция и многое другое.

Очень часто имена А.Куприна и И.Бунина оказываются рядом. И, несмотря на дружеские отношения, Куприн подложил Бунину "свинью" в виде целой серии неприязненных пародий и эпиграмм.

Пародию "Пироги с груздями" он начал зло и нелицеприятно: "Сижу я у окна, задумчиво жую мочалку, и в дворянских глазах моих светится красивая печаль."

С Куприным, в свою очередь, пародисты тоже не очень церемонились.

Аноним:

"Слова цедя через зубы-сито, / Вот с хрипом пляшет Карменсита, / Со лба катится стеарин... / Увы... Куприн..."

   Пожалуй, на эту тему я могу говорить долго. Поэтому всех желающих я лучше адресую к сборнику "У Черного моря".

   – Этот сборник - уже прошлое. Я с удовольствием просматривал макет нового. Очень рад, что он скоро увидит свет. Надеюсь, он, как и первый, доберется до берегов Австралии.

  – Второй сборник мы назвали: "Есть город, который..." Он продолжает знакомить читателей с известными людьми и их судьбами, связанными с Одессой. Творческие пристрастия и их биографии по-прежнему показаны через призму сопровождавших их в течение жизни сатирических материалов.

  За каждым персонажем, за каждой судьбой – неповторимый облик Одессы, ее люди с парадоксальным одесским характером, темпераментом, юмором во всех его проявлениях.

  Вероятно, попытка полностью описать всех одесситов, оставивших заметный след в искусстве, заведомо обречена на неудачу. Одесса не такой город, чей творческий потенциал можно было бы исчерпать и расставить всех "по полочкам". Надеюсь, и сегодня рождаются те, кто подхватит эстафету Утесова и Бабеля, Ильфа и Петрова, Михаила Жванецкого. Они сумеют весомо заявить о себе. А количество написанных на них эпиграмм и пародий станет прежде всего показателем популярности, и уже другие энтузиасты соберут эти "знаки признания" и продолжат нашу традицию.

   – Раз уж о традициях... Традиционный вопрос: чем ты занят сейчас?

   – Во-первых, макет - это еще не издание. На него нужно найти средства - этим я сейчас и занимаюсь. Но работа не прекращается, и уже продвигается книга третья с пока условным названием, взятым из все той же популярной песни на стихи Семена Кирсанова: "В цветущих акациях город".

  Первая книга дошла до своих читателей в Австралии благодаря тебе. Надеюсь, и вторая достигнет ваших берегов. А если повезет чуть-чуть - то и третья. Но до этого, как говорят в Одессе, еще нужно дожить.

  В день 70-летнего юбилея Аркадий Леонидович Вайнер получил поздравление:

   "Международная термоэлектрическая академия, Институт термоэлектричества Национальной академии наук и Министерство образования и науки Украины поздравляют Вайнера Аркадия Леонидовича с 70-летним юбилеем. Желают творческих успехов в многогранной деятельности, долголетия при отличном здоровье. Пусть жизнь подарит ему много взлетов и выдающихся научных достижений..."

   С удовольствием присоединяюсь к этим пожеланиям. Лелею надежду, что читатели рубрики "Мельбурнские встречи" когда-нибудь станут участниками творческой встречи в Австралии с шахматистом, ученым, писателем и просто замечательным человеком –Аркадием Леонидовичем Вайнером.


Повествовательные жанры русскоязычной глянцевой журналистики Украины
Статья посвящена жанру story-sketch на материале глянцевых журналов Украины за несколько лет
Инженеров новой формации в России учить некому
Лекция академика РАН, ректора Сколковского института науки и технологий Александра Кулешова о том, что Росси...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum