Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Вся жизнь – для этой победы. Джо Байден становится 46-м президентом США
7 ноября 2020 года Джо Байден достиг цели, которой добивался 30 лет – набрал дос...
№09
(377)
01.11.2020
Наука и техника
«Ибо слово Господне право и все дела Его верны»: из истории Красноворотской общины евангельских христиан в Москве
(№6 [339] 30.05.2018)
Автор: Юлия Патлань
Юлия Патлань

Иногда случается так, что внимание архивиста привлекают документы, которыми он не занимался раньше, однако они интересны настолько, что появляется желание изучить и поставить обнаруженный документ в исторический контекст и дать максимально возможный комментарий к нему. Эта работа сродни работе музейного архивиста-фондовика, которому нужно максимально полно атрибутировать и поставить на учет поступающие на хранение музейные предметы, порой самые разные. Так произошло и со мной. На одном из аукционов мое внимание привлекли две открытки, которые продавец отнес к культуре баптистов. Открытки находились в Киеве и были связаны с Украиной и Крымом, а также с Москвой и Петербургом. Первую из них, относящуюся к 1914 году, я сочла редкой, т.к. не могла предположить существования уже тогда, до Первой мировой войны, открыток на библейские стихи в Синодальном переводе на русском языке, хотя подобных почтовых карточек и открыток в Германии и викторианской Британии — на немецком и английском языках — существует великое множество, кроме того, они очень красивы сами по себе, хотя и малоизвестны у нас из-за библейской тематики.

Прошлый 2017 год, когда во всем мире отмечали 500-летие Реформации, привлек значительное внимание к культуре протестантских деноминаций, церквей, течений и малых групп, о которых большинство людей в Украине и России знает лишь понаслышке, полагая порой их деятельность чем-то непонятным и, возможно, опасным. Это отголосок исторических гонений молокан, духоборов, штундистов, евангельских христиан (пашковцев) и баптистов как в Российской империи, где их считали сектами, так и в СССР, где множество верующих были репрессированы за веру и за отказ подчиняться государственным установлениям, в особенности служить в Красной или Советской армии. Хотя документы и материалы, касающиеся деятельности евангельских христиан и баптистов, хорошо изучены представителями самих многочисленных церквей, историками движения из числа верующих, но все же редко становятся доступными для всеобщего обозрения и изучения исследователями, находящимися вне этой традиции. 

В то же время архивные и рукописные материалы, такие как песенники с записями псалмов и гимнов, письма и открытки евангельских христиан и баптистов, отмеченные своеобразным мировоззрением, отличным знанием и опорой на тексты Библии. Они дают живой срез народной грамотности своей эпохи и представляют собой большой интерес для исследователей народной культуры, народного христианства, протестных движений в народной среде, путей исторических заимствований религиозных идей и т.д. К тому же значительное количество евангельских христиан и баптистов (в конце ХІХ века т.н. штундистов) было в Украине, по некоторым данным – до 75%, а по более осторожным оценкам, относящимся к советскому периоду до 1991 года – не меньше 40-50% от общего числа верующих.

В последние годы по истории евангельских христиан и баптистов России и СССР защищен целый ряд диссертаций, из которых назовем кандидатские диссертации Т.А. Пудовой «Новые тенденции в идеологии и деятельности евангельских христиан-баптистов в СССР» (1990), Артемовой С.Ф. «Власть и евангельские христиане-баптисты в 1945-2000 гг. (2011), А.П. Александрова «Реализация советской политики в отношении евангельских христиан и баптистов Башкирии в 1918-1943 гг.» (2011), А.Е. Серовой «Общины Евангельских христиан-баптистов Кемеровской области в середине 1940-х – первом десятилетии 2000-х гг. (2013) и докторскую диссертацию Н.В. Потаповой «Евангельское христианство и баптизм в России в 1917-1922 гг. (на материалах Дальнего Востока)» (2015). 

Основными источниками для этой статьи стали журналы «Братский вестник» 1944-1980-х годов, сборник «История евангельских христиан-баптистов в СССР» (1989), монографии Вальтера Заватски «Евангелическое движение в СССР после второй мировой войны» (1995), несколько книг С.Н. Савинского: «История русско-украинского баптизма» (1995), «История евангельских христиан-баптистов Украины, России, Белоруссии» в 2-х тт. (1999, 2001), сборник под редакцией С.В. Санникова «История баптизма» (1996), работа на соискание ученого звания бакалавра Ю.Е. Решетникова «Украиские баптисты и Российская империя» (1997), Ю. Решетникова и С.В. Санникова «Обзор истории евангельско-баптистского братства на Украине» (2000), А.В. Синичкина «Особенности возникновения и формирования российского баптизма» (2007), Т. К. Никольской «Русский протестантизм и государственная власть в 19051991 годах» (2009), А. Пузынина «Традиция евангельских христиан: изучение самоидентификации и богословия от момента ее зарождения до наших дней» (2010), а также сайты baptist.org.ru, anabaptist.ru, rusbaptist.stunda.org и ряд других, в том числе сайты Московской церкви евангельских христиан-баптистов. 

Я опиралась также на сайты и базы данных правозащитных организаций и движений. Наиболее ценными для моего исследования стали архивно-документальные материалы по истории Красноворотской общины евангельских христиан, опубликованные в уникальном сборнике для служителей «Церковь должна оставаться церковью. Необратимые десятилетия 1917-1937 гг. в истории евангельского и баптистского движений», изданном Историко-аналитическим отделом Международного совета церквей евангельских христиан-баптистов (МСЦ ЕХБ) в 2008 году, то есть в краткий период открытости архивов для всех исследователей. 

Как отмечает Н.В. Потапова (2014), «Предпосылками, позволившими западным протестантским течениям привиться на российской почве, исследователи считают религиозные искания и разномыслия, развивавшиеся в России в предшествующие века, различные антицерковные и антиправославные течения и ереси, упоминая и новгородско-псковские еретические движения XIV–XV вв., основанные на идеях, сходных с идеями европейской Реформации; и движение нестяжателей конца XV – начала XVI вв.; и развитие русского религиозного сектантства, основанного на реформационных идеях со второй половины XVII в., альтернативного официальному православию, оформившегося, в частности, в такие течения, как духоборство, молоканство». 

Дам слово исследователям истории евангельского христианства и баптизма, представляющим эту традицию изнутри: «1876 год ознаменован изданием полной Библии на русском языке. Слово Божие с новой силой стало распространяться по всей стране и здесь нужно вспомнить тот самоотверженный труд книгонош, преодолевавших огромные расстояния, распространяя Новые Заветы и Библии. Более свободный доступ к Священному Писанию открыл многим тысячам людей путь к истине, таким образом, читающие Евангелие люди всё больше хотели жить по Евангелию и незаметно для себя становились евангельскими христианами, которые впоследствии приходили к решению креститься по вере, как результату пережившего ими возрождения свыше».

«Изучая историю возникновения русско-украинского евангельско-баптистского братства необходимо учитывать самобытность как самого пробуждения, так и возникновения первых общин.

Первые общины евангельского пробуждения пришли к баптистским определениям не сразу, а через подготовительные этапы:

менонитские – через хартицкие и вюстовские новопиетические кружки;

украинские – через штундовские братства;

русские Закавказья – через «водных»;

петербургские – через «общину пробуждения и святости»;

русские Таврической губернии – через евангельских христиан (захаровцев).

Никто из них не принял существовавшие на Западе баптистские определения в готовом виде. Это как раз доказывает самобытность возникновения первых общин евангельских христан-баптистов», – отмечал А.П. Козынко (2012).

И продолжал:

«В том же 1876 году Министерство Внутренних дел утвердило «Общество поощрения духовно-нравственного чтения», основанное В.А.Пашковым.

Два года спустя возникает первая русская баптистская община в Ново-Васильевке, Таврической губернии, следующая за ней во Владикавказе. Пройдёт каких-то 9 лет и в Петербург приедет И.С. Проханов (1887), тогда он примет крещение и начнёт свою активную деятельность в качестве христианского лидера. Но ещё до этого, а именно в 1884 году начнутся первые гонения: закрытие «Общества Пашкова» и высылка его и Корфа за пределы России, но несмотря на это, новые служители подхватят Благую Весть и понесут её как эстафету передавая от поколения к поколению.

Нужно заметить, 1884 год ознаменован 1-м объединённым съездом евангельских христиан пашковцев, баптистов, новоменонитов и штундистов, созванный В.А. Пашковым, на котором и был создан Союз русских баптистов. Следующий съезд проходит в 1898 году в г. Царицине, на нём достигнуто соглашение о совместной работе баптистов и евангельских христиан.

Известно, что периоды религиозной свободы и гонений в конце ХIХ века сменяли друг друга очень часто (По сути, так же было в течение всего ХХ века и происходит и сейчас. – Ю.П).

В начале ХХ века было определённое время свободы для распространения благой вести. Затем была 1-я Мировая война и Октябрьская революция 1917 года. Начиная с 23 января 1918 года после издания декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», религиозное законодательство Советской Республики (как ни странно) содействовало расширению евангелизационной работы баптистов и евангельских христиан, численность которых к 1926 году увеличилась вчетверо» (по А.П. Козынко). Более верно объясняет такой рост то, что люди на какое-то, очень недолгое время перестали скрывать свои взгляды. 

Благодаря обширной, до двух десятков названий, и доступной в сети литературе по истории баптизма в Российской империи и СССР, в постсоветских Украине и России, а также тому, что журнал «Братский вестник» полностью оцифрован и находится в свободном доступе, мне удалось довольно легко и с максимально полно прокомментировать выявленные открытки, установив личности адресантов, адресатов и членов их семей. Здесь значимы и не случайны даже адреса и печати, не говоря уже о смыслообразующих библейских стихах. Удалось найти даже фото троих из четырех человек, упомянутых в открытках. Репрессии, расстрел, ссылки и тюрьма – вот те обстоятельства, в которые поставила история части тех людей, о которых пойдет речь ниже: евангельских христиан Петра Александрова (1879 – 1937), его жену Екатерину Александрову, их детей Ивана и Михаила, баптиста Аркадия Августиновича (1895 – до 1974). Не пострадали в советские годы Алексей Андреев (1882-1966) и его жена Александра Андреева (1883-1954) и Николай Мельников (1904 – после 1975?), которые, видимо, сделали другой, но не менее сложный личностный выбор. Им выпал другой крест – не погибнуть, но «организовать и возглавить», оставшись в истории известными деятелями Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ). 

Возможность столь полного прочтения по сути, случайных документов, видимо, происходящих из одного личного или церковного архива, выпадает крайне редко. И это стало еще одним поводом для того, чтобы рассказать истории двух старых карточек. 

  1. «Ибо слово Господне право и все – дела – Его верны. Пс. 32:4» 

Это, вероятно, молитвенная карточка, которая была использована как поздравительная открытка к Рождеству Христову, и прошла почту, по штемпелю – 99 лет назад, 4 января 1919 года. На лицевой ее стороне – ветвь цветущего розового боярышника и стих из 34 псалма на русском языке в Синодальном переводе: «Ибо слово Господне право и все дела Его верны. Пс. 32:4», где слово «дела» специально композиционно выделено двумя тире и вынесением его в одну строку. 

В западной христианской традиции боярышник был связан с Девой Марией. На наш взгляд, цветущий колючий куст или дерево также может соотноситься с терном, и тогда указывает на явление Бога Моисею в горящем терновом кусте, напоминает об истории Иосифа («благословение Явившегося в терновом кусте да приидет на главу Иосифа и на темя наилучшего из братьев своих», Второзаконие 33:16), а также указывает на кровавую жертву Христа («Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек!», От Иоанна 19:5). 

Нажмите, чтобы увеличить.
Карточка «Ибо слово Господне право и все – дела – Его верны. Пс. 32:4». Лицевая сторона.

Полностью 32-й псалом звучит так: 

«Славьте Господа на гуслях, пойте Ему 

на десятиструнной псалтири; 

пойте Ему новую песнь; 

пойте Ему стройно, с восклицанием, 

ибо слово Господне право 

и все дела Его верны. 

Он любит правду и суд; 

милости Господней полна земля. 

Словом Господа сотворены небеса, 

и духом уст Его – всё воинство их».

Интересно, что поздравление с Рождеством было адресовано человеку, который в те годы пел в хоре Московской общины евангельских христиан. Видимо, и выбор именно этой открытки со стихом именно этого псалма был тщательно продуман. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Музыкальная группа Псковской общины Евангельских христиан. Из журнала «Христианин», 1927 год
 

Интересно, что в британских и немецких открытках на этот же стих отличается нумерация псалмов: «For the word of the LORD is right; and all his works are done in truth. Ps. 33:4». Таким образом эта карточка не является механическим воспроизведением западноевропейских образцов, а прямо соответствует Синодальному переводу Библии на русский язык и напечатана специально для России, вероятнее всего, в Германии или же где-то в России. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Нажмите, чтобы увеличить.
Нажмите, чтобы увеличить.

 

 

 

Британские цветочные молитвенные карточки, конец ХІХ - нач. ХХ века

Нажмите, чтобы увеличить.
Немецкая закладка для книг на тот же стих, что и рассматриваемая карточка,
Пс. 33:5
 

Российское Библейское общество было учреждено в 1812 году и содействовало распространению Священного Писания в народе. За очень короткий период РБО выполнило перевод Нового Завета на русский язык (1876) и на языки народов, населявших Российскую Империю. 

Однако у филокартистов рассматриваемая открытка не вызвала почти никакого интереса, потому что она не соответствует стандартному размеру (пропорции нарушены по ширине, что, однако, встречается среди европейских аналогов), и, по мнению одного из моих консультантов: «Чисто формально, раз прошла почту — то это открытка. А по сути, конечно, нет. Не соответствует размеру (140х90), нет разлиновки адресной стороны. Скорее всего, из какого-то набора библейских текстов».

Можно считать эту русскую (?) карточку самодельной, то есть некоей картинкой, использованной как поздравительная открытка. Однако не менее интересно было бы также ответить и на вопрос, где, когда и кем печатали подобные карточки или молитвенные картинки для России, а если это была серия или набор библейских текстов, то какие из них в него входили, и увидеть всю эту раннюю (до Первой мировой войны) серию. 

Пока это все, что можно сказать о лицевой стороне этой открытки.

Не менее информативна и интересна и ее обратная сторона с текстом, позволяющая установить, кем и кому она была направлена. Открытка с двумя московскими штемпелями прошла почту 7 января 1914 года, оплачена маркой 10 коп. 1914 года, марка повреждена.

Приведем текст без изменений и с сохранением разбиения на строки:

Нажмите, чтобы увеличить.
Карточка «Ибо слово Господне право и все – дела – Его верны. Пс. 32:4». Оборотная сторона с текстом.
 

Увожаемый 

Брат Во Христе 

Іисус Алексей 

Леонидовичь и 

дорогая Сестра 

Александра Павл[овна]

Поздравляим мы 

Вас с Высокотор[жественным] 

праздником 

Рождествомь Христ[а]

СНовым Годом

Спочтеніем к 

Вам Петя Катя 

Ваня Миша Александров[ы]

Москва Розгуляй

Токмаков пер.

дом № 15 кв. 4 

Бр. Андре[е]ву

Алексею Леонид[овичу]

В тексте обращает внимание то, что писавший ее не следовал нормам старой орфографии, в нескольких случаях нормативная "?" заменена на «е», не употребляется «ъ» на конце слова, а в некоторых случаях он заменен «ь». Хорошо заметна фонетическая, а не орфографическая запись слов, характерная для выходцев из народа, в двух случаях сокращения слов обозначены точкой посредине строки, как в старинных книгах. 

Здесь многое может рассказать даже адрес:

«В Московскую церковь на Пасху 1908 года собрались молодые христиане, приехавшие в Москву, чтобы здесь провести совещание по работе среди молодёжи обоих течений как евангельских христиан, так и баптистов. В этом совещании приняли участие известные тогда в среде нашего братства служители: Жидков Я.И., Тросков Ф.М., Андреев А.Л., Лепилкин К.Ф., Аксенов Г.Г., Тимошенко М.Д., Малин П.И., Дацко П.Я. и другие. Это совещание происходило по договорённости между верующей молодёжью евангельского толка Москвы и Петербурга. Собрания Московской церкви тогда уже проводились по Токмаковскому переулку, дом 3. Совет тогдашней Московской церкви не согласился дать приют этому совещанию в своём помещении и оно собралось на квартире одного из братьев Московской общины — Н.Я.Яковлева, проживавшего в Токмаковском переулке в доме 15 кв. 4, где потом долгое время жил брат Андреев А.Л., а позднее казначей ВСЕХБ — Малин П.И. /…/ 

Община евангельских христиан, проводившая свои богослужения в Токмаковском переулке перешла сначала на Ново-Басманную улицу, а затем стала собираться в Малом Головине переулке в доме 8, где и оставалась долгое время вплоть до 1921 года /…/ Яков Иванович Жидков пишет в своих воспоминаниях: «В связи со своей учёбой в Москве в университете им. Шанявского я помню тогда прекрасные собрания общины по Малому Головину переулку. В собраниях участвовали братья: Савельев Ф.С., Долгополов В.И., Ткаченко Н.П., Булынин И.Я., Белавин А.А., Чирков В.И., Андреев А.Л. и другие».

До 1936 года развитие и служение этих теперь уже двух общин шло раздельно, но каждая из них преуспевала в своей области. Община евангельских христиан одновременно с помещением по Малому Головину переулку открыла собрание по Cущевскому валу в доме Сазонова, а также в пригородах Москвы: в Перово, в Перерве, в Мытищах, в Царицино и других Подмосковных городках и посёлках. В 1921 году Московская община перешла в прекрасное помещение по 2-й Мещанской улице, где было два больших зала. Здесь богослужения всё время проходили с особой торжественностью. В это время активным становится брат Светличный В.А, приехавший из Украины. Он вместе с Савельевым, Андреевым и другими братьями ведёт усердную и ревностную работу по расширению и углублению дела Господня.

Всё это послужило к великому благоустройству Московской церкви, так что она среди бурь и многих переживаний окрепла и стала сильной христианской церковью, по сути центром и оплотом всего евангельско-баптистского братства России. Этому содействовала передача Московской церкви здания бывшей Реформаторской церкви по адресу: Малый Трёхсвятительский переулок, дом 3. Первое богослужение в этом помещении церкви состоялось 23 апреля 1917 года /…/. Реформаторская церковь Москвы к тому времени была настолько малочисленна, что была не в состоянии содержать это здание и вскоре эта община самоликвидировалась».

Таким образом, можно понять, что анализируемая открытка – свидетельство переписки членов Московской общины евангельских христиан, к которой принадлежали как П.А. Александров, так и А.Л. Андреев. Интересно, что адрес, по которому в 1914 году была отправлена открытка, спустя 52 года упомянут как постоянный, известный и значимый в официальном некрологе на смерть Алексея Андреева: 

«С этого времени (1944 г. – Ю.П.) начинается третий период в служении Алексея Леонидовича — период украинский. 

Нелегко было покойному брату расстаться с любимой Москвой, с своим насиженным гнездышком в Токмаковом переулке, но долг воина Христова — подчиняться беспрекословно и безропотно воле небесного Полководца — помог ему мужественно совершить этот шаг, и пишущий эти строки хорошо помнит тот день, когда московские друзья покойного, собравшись на Киевском вокзале, долго махали носовыми платочками вслед уходившему поезду, уносившему дорогого брата и его верную подругу жизни и сподвижницу в труде для Господа в столицу солнечной Украины — город Киев».

Итак, собрания Московской общины евангельских христиан происходили по адресу Токмаков пер. д. 15 кв. 4 как минимум с 1908 года и затем еще более полувека. Как же так получилось, что квартира Яковлева, а затем «насиженное гнездышко» А.Л. Андреева не была затронута ни военными, ни революционными бурями, ни горами репрессий? 

Хотя на открытке и нет разделительной черты между текстовой и адресной частями, адресанта и адресата развело само время и их моральная и человеческая позиция и отношение к Слову Божьему: 

Нажмите, чтобы увеличить.
Александров Петр Александрович: фотографии из расстрельного дела. Из кн.: Церковь должна оставаться церковью. Необратимые десятилетия 1917-1937 гг. в истории евангельского и баптистского движений. - М.: Историко-аналитический отдел МСЦ ЕХБ, 2008.
 

«Александров Петр Александрович (1879, Калининская обл., Зубцовский р-н, д.Гребенкино — 1937.11.21, Москва, †Бутово) русский, образование: низшее, б/п, Ленинградск. ж. д.: проводник спальных вагонов, житель: г.Москва, Живарев пер., д.4. кв. 5 Арест: 1937.11.03 Осужд. 1937.11.19 тройка при УНКВД по Московской обл. Обв. контрреволюционной деятельности в секте антивоенников. Расстр. 1937.11.21. Место расстрела: Москва. Реаб. октябрь 1955 [Москва, расстрельные списки — Бутовский полигон]».

Нажмите, чтобы увеличить.
Андреев Алексей Леонидович. Фото из журнала «Братский вестник», 1966, № 4
Нажмите, чтобы увеличить.
Андреев Алексей Леонидович. Фото с сайта http://baptistru.info

«Андреев Алексей Леонидович (1882 — 16.04.1966) — евангельский служитель, заместитель председателя ВСЕХ, позднее заместитель председателя ВСЕХБ и старший пресвитер по Украине.

Четырнадцатилетним подростком Алексей Андреев приехал в Петербург. Здесь он начал посещать Петербургскую общину евангельских христиан. В 1900 году уверовал во Христа и принял крещение по вере в 1904 году. Вскоре после уверования вступил в хор и стал посещать кружок христианской молодежи.

В 1907 году переехал в Москву, где был принят в Московский кружок христианской молодежи. В 1909 году вступил в брак с сестрой во Христе.

В 1912 году был направлен Московской общиной руководящим Елкинской общиной в Подмосковье. В 1918 году был рукоположен во диаконы, одновременно с диаконской работой нес служение председателя Московского областного отдела ВСЕХ.

В 1924-1931 годах нес служение пресвитера Четвертой Московской общины.

В 1931 году, после переезда в Москву ВСЕХ, был избран товарищем (заместителем) председателем ВСЕХ и нес это служение до 1944 года. В 1944 году, при создании ВСЕХБ, был избран заместителем председателя ВСЕХБ и назначен уполномоченным (старшим пресвитером) по Украине. Это служение он нес до конца земной жизни.

Был участником трех всемирных конгрессов баптистов – в Стокгольме (1923 год), в Торонто (1928 год) и в Лондоне (1955 год)». (Журнал "Братский вестник" №3 за 1947 год и №4 за 1966 год). 

О Петре Александрове известно очень мало, хотя его расстрельное дело с тюремными фотографиями сохранилось, было тщательно изучено исследователями истории и жесточайших репрессий т.наз. «красноворотской общины евангельских христиан» в Москве. Некоторые сведения о П.А. Александрове можно найти в опубликованном в 2007 году подробнейшем архивном исследовании «Церковь должна оставаться церковью». А найденная открытка свидетельствует, что уже в 1914 году у него было двое детей, а к концу 1930-х, вероятно, и больше. Как сложилась судьба его жены Екатерины Александровой и их детей – пока неизвестно. 

Об Алексее Андрееве существует множество упоминаний во всех значительных исследованиях по истории ЕХБ в СССР и на Украине, в 1947 году были опубликованы и его собственные краткие и официальные сведения-воспоминания о служении, а в 1966 году «Братский вестник» опубликовал не только объемный некролог, но и репортаж о торжественном богослужении в Киево-Святошинской церкви, которым руководил Н.Н. Мельников, телеграмму Всесоюзному совету евангельских христиан-баптистов от генерального секретаря Всемирного Союза баптистов д-ра Джозефа Норденхауга в связи с кончиной А.Л. Андреева. 

Заметка «Мое служение», написанная А.Л. Андреевым и опубликованная после войны, в 1947 году, кажется интересной своим языком и фактами дореволюционного периода, хотя и является по сути официальной (и официозной) его биографией. Она помогает точнее представить возможные братские и внутриобщинные отношения между Александровым и Андреевым:

«Родился я в 1882 году в Калининской области, в деревне Островок, Есиновского района. В 1896 году я приехал в Петербург (ныне Ленинград), будучи четырнадцатилетним подростком. Через четыре года, в 1900 году, я по милости Господней, уверовал в моего личного Искупителя. В 1904 году принял водное крещение по вере в Петербургской общине евангельских христиан, в то время называвшихся в народе "пашковцами". Крещение преподал мне Савелий Алексеевич Алексеев — пресвитер этой общины.

С первых же дней после уверования я вступил в хор, которым руководил в то время брат Зальцман. Под руководством брата Федора Матвеевича Троснова в то же время был основан кружок христианской молодежи, к которому я и примкнул, принимая активное участие в работе среди молодежи Петербургской общины. Моя деятельность в этом кружке продолжалась вплоть до 1907 года.

В 1907 году я переехал на жительство в город Москву и здесь сразу же был принят в Московский кружок христианской молодежи, где снова началась моя активная работа среди молодежи. В этой работе я имел уже опыт, полученный в Петербургском кружке. Имел я опыт и в пении, приобретенный в хоре Петербургской общины.

В этом же году Московская община избрала меня членом Совета общины и с этого момента началась моя активная работа в церкви, где я стал выступать на богослужебных собраниях с проповедями.

В 1908 году Московский кружок христианской молодежи совместно с Петербургским кружком, который возглавлялся в то время братьями Ф. М. Тросновым и Я. И. Жидковым, созвали в городе Москве первый съезд молодежи евангельских христиан и баптистов. На съезде со стороны баптистов присутствовали братья Тимошенко М. Д. и Малин П. И. Председателем съезда был избран брат Ф. М. Троснов, а я был избран товарищем председателя.

В 1909 году я вступил в брак с сестрой в Господе, членам Московской церкви. В 1912 году Московская церковь избрала меня на самостоятельную работу в качестве руководящего Елкинской общины в Московской области. Через год я снова вернулся в Москву.

В 1918 году Московская община поставила вопрос об избрании священнослужителей. Тогда был избран пресвитером церкви брат Федор Савельевич Савельев, а меня церковь избрала дьяконом. В 1918 году состоялось мое посвящение с возложением рук, которое совершал пресвитер Петроградской общины, Петров Капитан Петрович, и это мое служение я нес с радостью в Московской общине. Кроме служения дьякона, я нес еще служение председателя Московского областного отдела Всесоюзного Совета евангельских христиан». Упомянутая в открытке «дорогая сестра Александра Павловна», жена А.Л. Андреева, прожила 71 год, умерла в Кишиневе в 3 сентября 1954 года. 

В некрологе на смерть А.П. Андреевой обращают на себя внимание слова: «Сестра Александра Павловна была доброй помощницей и советницей своему мужу, а нашему ответственному и долголетнему труженику на евангельской ниве, брату Алексею Леонидовичу Андрееву. В трудностях евангельского служения она умела ободрять и подкреплять, когда брат-супруг ее чувствовал изнеможение и всякого рода затруднения.

Она умела быть доброй советницей и другим братьям — сотрудникам Евангелия, чтобы они могли лучше понимать указания брата Алексея Леонидовича и претворять их в жизнь, и, наоборот, она умела располагать и сердце мужа своего к планам, намерениям братьев и их желаниям и нуждам, чтобы удовлетворять их для блага дела Господня.

Она была верной христианкой, старавшейся в чистоте держать здравые евангельские принципы. Брату Алексею Леонидовичу Андрееву приходилось в 1923 – 26 – 28 годах быть как бы в самой сильной полосе борьбы за чистоту евангельских принципов и братских решений, особенно в условиях Московской общины, и сестре Александре Павловне пришлось немало поработать в деле умиротворения и приведения многих сестер, а часто и братьев, к здравому евангельскому учению. Она была верным членом церкви, а также и Своему Господу, так что на нее можно было положиться и знать, что она не изменит заветам Своего Господа и Учителя. Этим особенно заметен Московской период ее служения Господу и Его народу. /…/ Исполняя желание дорогой сестры и ее друзей, гроб с телом усопшей специальным самолетом (! — Ю.П.) был доставлен в г. Киев». Детей в семье не было, а ее муж пережил Александру Павловну на 12 лет. 

На этом я собиралась закончить свое исследование, но остановило желание выяснить, почему же Петр Александров был расстрелян, что к этому привело, а также на что намекает, но о чем прямо не говорит официозный советский некролог.  

2. «В целях облегчения участи гонимых религиозных мучеников — подана эта записка…» 

Вот что удалось выяснить. Вместе с Петром Александровым 21 ноября 1937 года на Бутовском полигоне были расстреляны еще 6 человек из Московской общины евангельских христиан («антивоенники»). Все они были осуждены 19 ноября 1937 года и расстреляны уже через неделю — 25 ноября 1937 года:

1. Фатеев Степан Михайлович, 1882 г. р.; 

2. Александров Петр Александрович, 1879 г. р.; 

3. Зиновьев Алексей Михайлович, 1903 г. р.; 

4. Дунаев Алексей Лукьянович, 1882 г. р.; 

5. Шулятьев Алексей Степанович, 1883 г. р.; 

6. Батманов Иван Вартанович, 1887 г. р.; 

7. Азаркин Макар Тихонович, 1879 г. р.

Предоставим слово историку красноворотской общины: «В Союзе евангельских христиан не согласился с решением 9-го съезда по военному вопросу Иван Вениаминович Каргель. Но он был не один. В этот Союз входила и Красноворотская община (по названию площади в Москве, вблизи которой находился её дом молитвы). 

В 1922 году Всероссийский Пленум Высшего совета ВСЕХ 15 сентября принял обращение ко всем христианским церквам в России и на всём земном шаре под названием «Голос с Востока», в котором отразил факт, что евангельские церкви в России «не желают принимать прямое или косвенное участие в военных актах». 

В 1923 году И. С. Проханова арестовали и он провёл два месяца в Бутырской тюрьме, после чего его мышление кардинально изменилось. Газета «Известия» (№ 180) опубликовала 12 августа 1923 года Послание ВСЕХ за подписью Савельева, Андреева, Пелевина и Проханова, в котором воинская повинность вменялась в обязанность каждому христианину наравне со всеми гражданами. 

Не желая нести бремя ответственности за греховные решения руководящих служителей Союза, Красноворотская община 23 декабря 1923 года на членском собрании большинством голосов (72 при 3 воздержавшихся) заявила о выходе из Всероссийского союза евангельских христиан. 

Решение Красноворотской церкви поддержали бодрствующие верующие Рязанской, Ярославской, Смоленской и Курской областей. Причём не только из евангельского Союза, но и из Союза баптистов. Они вместе писали письма узникам, высылали им посылки, вместе отстаивали свободу во Христе, осуждая греховные решения. Так в середине 20-х годов образовалось Красноворотское движение. /…/ Атеизм воспринял позиции Красноворотской общины как помеху своим планам «по разложению евангелистов». 

Пресвитер Красноворотской церкви Фёдор Савельевич Савельев — один из четырёх служителей, подписавших Послание И. С. Проханова, помещённое в газете «Известия», вскоре осознал неверность Господу, искренне раскаялся в этом перед церковью и отозвал свою подпись, уведомив об этом руководство ВСЕХ и редакцию газеты «Известия». За этот мужественный шаг Ф. С. Савельева 14 декабря 1923 года арестовали и отправили на 3 года в Соловецкие лагеря. Это был первый узник Красноворотской церкви. 

«Предполагая, что арест брата Савельева произошёл в связи с его покаянием и отречением от подписанного им "Послания ВСЕХ" [...] — говорилось в ходатайственном заявлении Красноворотской общины от 22 декабря 1923 г.,— мы свидетельствуем о том, что все мы разделяем и поддерживаем это его отречение, будучи глубоко убеждены в том, что оно вытекало не из контрреволюционных или каких-либо других политических побуждений, а явилось результатом настойчивых требований его совести и желанием вернуться к чистому пути Христову». 

Под этим заявлением стояла 121 подпись членов Красноворотской общины. Большинство из них в 1937 году арестовали и приговорили к ссылке, лагерным заключениям и расстрелу за «принадлежность к контрреволюционной Красноворотской секте евангелистов антивоенников». 

Красноворотская церковь /…/ фактически стала церковью мучеников. Они были теми христианами, которые исполнили Писание: «Ты заповедал повеления Твои хранить твердо» (Пс. 118, 4). Мужественно отстаивая евангельские позиции, они открыто выступили против неверного решения руководителей Союза евангельских христиан. Живя в столице богоборческого государства, они первыми приняли на себя удар, написав 22 декабря 1923 г. заявление членам правительства, ВЦИК СССР, Наркомюсту, Верховному суду, Военному трибуналу Московской губернии, редакциям «Известий» и «Безбожник», ВСЕХ (И. С. Проханову), в котором чётко обозначили свою позицию. Письмо подписали 109 человек 22 декабря 1923 г. (РГАСПИ, ф. 89, оп. 4, д. 165, л. 18-25).

12 ноября 1927 года на заседании Антирелигиозной комиссии было принято решение: «СЛУШАЛИ: п. 11. О ликвидации трех евангельских общин в Москве являющихся местом распространения антисоветской (антимилитарист.) пропаганды, (т. ТУЧКОВ). 

ПОСТАНОВИЛИ: п. 11. Признавая существование этих общин крайне вредным — поручить ОГПУ произвести их ликвидацию». (РГАСПИ, ф. 17, оп. 113, д. 353, л. 48-49).

Это решение послужило сигналом к преследованиям Красноворотской общины, которая состояла из 400 членов церкви и проводила богослужения в четырёх районах Москвы. 11 февраля 1928 года все эти помещения закрыли, а 8 членов церкви арестовали. 

«При закрытии богослужебных помещений,— писали верующие Красноворотской церкви в заявлении ЦИК СССР,— были сорваны вывески о собраниях [...], вся духовная литература [...], тексты с цитатами из Евангелия были порваны при обыске [...]. Имущество, находящееся в них, было отобрано и передано в пользование Евангельских Христиан, входящих во Всесоюзный Совет (помещение по Вузовскому пер.)» (ГАРФ, ф. 5263, оп. 2, д. 5, л. 116-117).

Красноворотская церковь перешла на нелегальное положение. Люди разбились на малые группы (10-15 чел.) и собирались на богослужения тайно в московских квартирах. 

1929 год — начало второй волны репрессий. Волна групповых арестов (5-10-18 чел.) охватила в те годы общины и группы верующих, поддержавших Красноворотскую церковь в их протесте против решений 9-го съезда ВСЕХ. 

За узников Красноворотской церкви вступился пресвитер общины евангелистов-трезвенников П. И. Колосков. Он, в частности, писал 16 членам ЦК ВКП(б): «Подверглись суровой расправе евангельские христиане «красноворотцы», у которых после ареста пресвитера Савельева, были отняты четыре зала для молитвы, сорваны все вывески на молитвенных домах, сами эти молитвенные дома — заколочены, руководители арестованы и сосланы в самые гиблые места. Оставшиеся в Москве представители этого религиозного течения находятся сейчас в самом бесправном и угнетенном положении: когда они собираются в количестве 10-15 человек для молитвы, — их безжалостно разгоняют. Им негде совершать самые необходимые обряды: брак, вечерю и др. [...]

В настоящее время все проживающие в СССР сектанты лишены не только формального избирательного права, но фактически лишены права на жизнь. Они не могут служить на государственной службе, не могут работать ни на земле, ни на фабриках и заводах; их изгоняют из колхозов и даже не принимают на учет безработных на Бирже Труда; с лишением права голоса — они лишаются и жилища, их травят в газетах и ставят на положение отверженных. Страдания их — превосходят страдания первохристиан во времена Нерона [...] И все эти жестокости над верующими людьми совершаются вопреки § 13 Конституции СССР, где провозглашена свобода совести и веры. В целях облегчения участи гонимых религиозных мучеников — подана эта записка (15.01.1929 г.). (ГАРФ, ф. 393, оп. 43а, д. 1776, л. 38-43). 

Заступничество за гонимых стоило автору ходатайства жизни: по постановлению Тройки НКВД по Московской области «за контрреволюционное заявление» Пётр Иванович Колосков 1898 г. р. 11 марта 1938 года был приговорён к высшей мере наказания — расстрелу. Вместе с ним расстреляли ещё восемь членов его церкви в Москве. 

Конфискация имущества, аресты и ссылки не искоренили Красноворотской общины в Москве. Верующие стойко переносили все лишения. Они организовали кассу помощи узникам и их семьям. Их пытались вернуть под руководство официального союза (ВСЕХ), но, верные Христу, они не изменили духовным принципам, не пошли на объединение и, несмотря на гонения, умножались числом: в 1923 г. — 109 чел., в 1928 г. — 400 чел. 

В 30-х годах узниками стало большинство ревностных членов церкви. Аресты шли по нарастающей:

•26 апреля 1930 г. по решению суда от 22.06.1930 г. 6 чел. осуждены на 3 года в концлагерь. 

•30 апреля 1931 г. постановлением ОС ОГПУ приговорены 25 чел. к 3 годам высылки. 

• 20 мая 1931 г. постановлением ОГПУ 10 чел. заключены на 5 лет в концлагерь, 21 чел. направлен в ссылку на 3 года, 3 чел. лишены права проживать в 12 пунктах страны. 

• 29 мая 1933 г. 10 человек высланы в Казахстан. 

В то время в Москве легально существовала лишь одна община (по Маловузовскому переулку у Покровского бульвара) — под руководством Орлова и Андреева. 

Осень 1937 года — третья волна репрессий. Новая волна групповых арестов членов Красноворотской общины началась 15 августа 1937 года. 

• 19 ноября 1937 года Тройкой НКВД по Московской области были осуждены 17 человек, из них семеро приговорены к расстрелу, девять — к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет, один — в ИТЛ на 8 лет (дело № П-22355). 

• 1 декабря 1937 года Тройкой НКВД по МО шесть человек приговорены к расстрелу, один — на 10 лет ИТЛ. Приговор о расстреле был приведён в исполнение в ту же ночь на Бутовском полигоне (дело № П- 64220). 

Как сформулированы в обвинительных заключениях их «преступления»? 

• «систематически оказывают материальную помощь ссыльным единомышленникам и их семьям, а также помощь вернувшимся из ссылки»; 

• «получив из Ленинграда к/р послание "Текст молитвы" Шилова восприняли его как платформу к/р деятельности, распространяли данное к/р обращение»; 

• «нелегально проводили на квартирах исполнение обрядов и моления»; 

• «вербуют и крестят новых членов группы». 

21 сентября 1937 года был арестован пресвитер Красноворотской церкви — Фатеев Степан Михайлович. Поводом для ареста послужило бракосочетание освободившегося из ссылки Матвея Подлегаева и его невесты Марии. Фатеев сочетал их на своей московской квартире. Соседи донесли, и это деяние квалифицировали как контрреволюционное преступление поскольку по законодательству о культах религиозные требы разрешалось совершать только в культовых помещениях. /…/ 19 ноября 1937 года, спустя два месяца после совершён ного бракосочетания, Фатеева Степана Михайловича приговорили к расстрелу. «Жених» — Подлегаев Матвей — по решению Тройки НКВД приговорён к расстрелу 29 ноября 1937 г. Его жена — Мария Подлегаева — 1 декабря 1937 года осуждена на 10 лет лагерей. 

Фатеева Васса Васильевна (1888 г. р.) — жена Степана Михайловича — арестована в один день с мужем — 21 сентября. Её приговорили к 10 годам лагерей за то, что она, «являясь женой активного сектанта-красноворотца (антивоенника)... разделяла его антисоветские убеждения и помогала ему в сборе средств для оказания помощи своим единомышленникам, отбывающим наказание в ИТЛ, вела переписку с ссыльными, посылала продуктовые посылки в места заключения, заведовала кассой для помощи осужденным единомышленникам». /…/ В 1947 году Васса Васильевна в преклонном возрасте освободилась из лагеря инвалидом. В 1955 году начался процесс по делу реабилитации узников 1937 года. 

Она дала показания: «Зачитанные мне показания, записанные, якобы с моих слов 3 октября 1937 года (л. д. 25 и 25 об.), не соответствуют действительности. Ни в какой контрреволюционной группе я не состояла... За что я и мой муж Фатеев С. М. в 1937г. были арестованы, мне неизвестно. В лагере мне сообщили, что я осуждена к 10 годам лагерей по ст. 58 УК. 

На первом допросе я сказала, что я и муж — верующие евангелисты и что к нам заходят такие же верующие, как и мы с мужем, которые вместе с нами садились за стол, т. к. по нашим религиозным убеждениям мы обязаны с ближними делиться. С нашими гостями мы вместе молились Богу, пели псалмы, читали из Евангелия. 

Потом меня следователь спросил, буду ли я с оружием в руках защищать Советское государство. На этот вопрос я ответила, что я, как женщина в возрасте 51 года, воевать не могу, а могла бы только перевязать раненого. За этот ответ следователь меня заставил поднять кверху руки, и в таком положении я стояла 12 часов, а когда, не выдержав, у меня опускались руки, следователь бил меня по лицу, бил до такого состояния, что я впоследствии оглохла /…/.

На втором допросе, который был примерно через месяц, меня допрашивал другой следователь, который меня ни о чем не спрашивал, а сказал расписаться в протоколе, который я не читала, но расписалась потому, что неграмотная и думала, что так нужно (используя неграмотность, обманом принуждали подписывать протоколы. — Прим. ред). После этого допроса меня в скором времени отправили в Сибирь на ст. Беркулъ, где я проработала 9 лет... (Арх. № П-22355, лл. 368-370, от 16.09.1955 г.).

В 1955 г. всех участников Красноворотского движения реабилитировали из-за «отсутствия в их действиях состава преступления»: «Совершенно очевидно, что принадлежность к евангельской организации, участие в молитвенных собраниях и убеждения о недопустимости применения оружия не могут рассматриваться как преступление»,— написано в протесте прокурора г. Москвы в порядке надзора по делу евангелистов-красноворотцев (лл. 404-412). 

1939 год — последнее групповое дело. «В Москве разгромлен Красноворотский контрреволюционный очаг» — написано в совершенно секретном донесении ГУГБ НКВД СССР в марте 1939 года.

В конце 1938 года на членов Красноворотского движения обрушилась последняя волна групповых арестов. Органы ОГПУ-НКВД тщательно разыскивали верующих красноворотцев в Московской, Ярославской, Смоленской и др. областях, куда они переехали, вернувшись из ссылок и лагерей. Десять арестованных братьев и сестёр в разных городах и областях России вновь стали узниками Бутырской тюрьмы. Материалы их дела объединили в одно групповое дело (М. Т. Савельев (1898 г. р.) был арестован в г. Саратове и доставлен в Москву). 

Судить о географии и о масштабах Красноворотского движения можно по обвинительному заключению 1939 г., в котором написано: «Отбыв наказание в ИТЛ, вновь организовали а/с (антисоветскую) нелегальную группировку. На квартирах своих единомышленников проводили моления, нелегальные собрания. К/р группировка объединяла всех сектантов: баптистов, евангелистов, красноворотцев, между которыми был создан блок. Созданные нелегальные сектантские ячейки не подчинялись центру, разворачивая сектантскую работу в других районах». 

Тогда многие члены церкви имели в себе приговор к смерти, а поэтому в их общении стёрлись отличия евангельского и баптистского союзов. Это было братство возрождённых христиан, отказавшееся от всякого компромисса с миром. 

Такого основанного на чистоте и преданности истине единства баптистов, евангелистов, Красноворотцев, более всего опасались богоборцы. 

Существование многочисленных нелегальных общин верующих ЕХБ, не имевших над собой никакого официального руководящего органа, воспринималось атеистической властью как неотвратимая угроза образования независимого духовного центра, который могли возглавить верные евангельским принципам служители. 

Это и стало основной причиной, побудившей органы власти в 1944 году взять под контроль всех рассеянных Божьих чад, создав союзный центр ВСЕХБ, служители которого согласны были работать под руководством внешних. /…/

Следственные дела 30-х годов имеют гриф «Хранить вечно». Эти дела стали доступны для исследования на краткое время спустя 70 лет. В те далекие 30-е годы никто из узников не предполагал, что их протоколы допросов станут достоянием церкви XXI века. Летопись страданий Красноворотской церкви — лишь малая часть их духовной брани. /…/ В Красноворотской общине с 1928 по 1939 гг. репрессировано 117 человек. Из них: 

• приговорены к расстрелу — 19 чел.; 

• умерли в лагерях — 18 чел.; 

• высланы «на вечное поселение» — 15 чел.; 

• общий лагерный срок осуждённых — 391 год; 

• общий срок приговорённых к ссылке — 171 год. 

Это цена верной позиции и осознанного непризнания неверных решений съезда И.С. Проханова. 

/…/ При знакомстве с расстрельными протоколами допросов, обнаруживается замечательное явление: мученики Красноворотской церкви, отказываясь признавать и применять на практике неверные решения съездов, ссылались не на решение церкви по этому вопросу, а на личные убеждения».

Итак, произошло следующее:

«В марте 1923 года Проханов выступил с приветствием от лица Евангельского Союза на Всесоюзном съезде православного союза Древне-Апостольской церкви (С.О.Д.А.Ц.) и закончил приветствие чтением воззвания «Голос с Востока». 

5 апреля 1923 года Проханов был арестован в Москве представителем ГПУ тов. Тучковым за антимилитаристское воззвание. В результате расчётливо оказанного на него давления, он с тремя другими служителями подписал декларацию о лояльности (призыв к службе в Красной армии на общих основаниях), противоположную по содержанию упомянутому «Голосу «Востока». 

Три месяца И. С. Проханов находился в заключении. От него требовали написать обращение к общинам евангельских христиан и оговориться, что воззвание касается только верующих в капиталистических странах, а в России, где власть рабоче-крестьянская, служить в армии необходимо. Под сильным давлением со стороны сотрудников ГПУ И. С. Проханов написал такое послание. Желая поддержать своего председателя, это послание подписали еще три брата из совета Союза евангельских христиан.

Как только послание было подписано, И. С. Проханова освободили из заключения. Новое «Послание ВСЕХ» было опубликовано в газете «Известия» (№ 180 от 12.08.1923 г.) до того, как съезд смог формально его одобрить:

ПОСЛАНИЕ ВЫСШЕГО СОВЕТА ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН всем общинам и всем отдельным братьям евангельским христианам, проживающим в СССР 

Дорогие братья! На сей раз пишем вам по следующему поводу: в сентябре месяце прошлого 1922 г. высший совет ВСЕХ написал воззвание под названием «Голос Востока», обращенный ко всем христианам мира, где, между прочим, было сказано, чтобы наши братья настойчиво проводили учение Христа об устранении участия членов церкви в войнах. В виду возникшего на этой почве недоразумения среди некоторых наших членов о том, применимо ли это в России, где правительство, единственное в мире, действительно борется за интересы трудящихся масс, высший совет евангельских христиан считает своим долгом разъяснить, что этот призыв относился исключительно к тем верующим, которые живут за пределами Советской России и по своей несознательности до сих пор ещё защищают интересы капитала. Что касается Советской власти, то ныне наше отношение к ней должно быть построено, прежде всего, на прямом указании Слова Божия, повелевающего повиноваться существующей власти не из страха, но по чистой совести (Рим. 13, 1-5), а во-вторых, на том сознании, что Советская власть, создавшая особый строй, находится в исключительном положении среди государств мира и имеет свои особые трудности, и поэтому в отношении её мы должны проявить себя и свое усердие при исполнении наших обязанностей во всех отраслях деятельности государства и на- прячь все свои силы и знания на укрепление и поддержку Советской власти, которая мирскими способами стремится к осуществлению тех идеалов, которые заповеданы Христом Его церкви. До сведения союза доходит, что со стороны некоторых наших братьев, проживающих в России, наблюдались случаи пропаганды отказа от военной службы, неплатежа налогов и т. п. Настоящим высший совет евангельских христиан категорически осуждает такие действия и заявляет, что таких лиц он не будет считать своими членами. Мы верим, что Советскому правительству, твердо провозгласившему принцип отрицания войн и призывающему все народы к разоружению и миру, суждена великая роль. Опираясь на массы рабочего пролетариата, оно призвано осуществлять то, к чему стремится пострадавшее человечество, а именно: установление такого порядка, при котором войны в конце концов сделаются ненужными и невозможными. Деятельность Советской власти, направленная к освобождению трудящихся от эксплуатации, к помощи бедным и т. п. соответствует духу евангельских христиан, ибо наш Учитель Христос, будучи Сам бедняком, заботился о трудящихся и обремененных и нам заповедовал то же самое. При искреннем и верном отношении евангельских христиан к рабоче-крестьянской власти, само собой разумеется, отношение наше ко всем силам, враждебным Советской Республике, самое отрицательное. Всероссийский союз евангельских христиан, насчитывающий до двух миллионов членов и последователей, видит в Советской власти наиболее яркое выражение народной воли, а сама система управления по своей идее близка сердцу русского народа. Большинство нашей капиталистической и монархической эмиграции до сего времени не могло примириться с этим положением и ведет борьбу с Советской властью за свое господство и капитал, который им никогда не вернуть. Евангельские христиане при старом режиме боролись за свободу совести способами, которые указаны Христом, что осуществляет Советская власть мирскими методами. Мы призываем всех наших братьев работать искренно и беспрекословно во всех советских, военных и гражданских учреждениях республики, а также нести службу в Красной Армии и не отказываться вообще от таковой, подчиняться дисциплине, всем установлениям Советской власти и тем самым способствовать укреплению Советской власти среди всех опасностей, которые могут исходить от окружающих её враждебных сил, как бы они ни назывались. Нам не нужно особенно убеждать наших братьев в необходимости самого верного подчинения Советской власти, ибо нас увещевает в этом само слово Божие (Рим. 13, 1-5). Искреннее повиновение Советской власти необходимо тем более, что она на основании Декрета об отделении церкви от государства гарантирует духовную самостоятельность наших общин и пользование свободной совестью. Мы имеем принципиальное разрешение на созыв очередного всероссийского съезда и на выпуск религиозно-общественного журнала «Утренняя звезда» и др. На съезде будут обсуждены все затронутые в этом послании вопросы, и, сверх того, будут выработаны меры, способствующие распространению евангельского учения в условиях советской государственности. 

Пресвитер Московской общины ВСЕХ Ф. Савельев 

          Уполномоченный ВСЕХ А. Андреев 

           Тов. председателя ВСЕХ В. Пелевин 

            Председатель ВСЕХ И. Проханов

                                   («Известия» № 180, 12.08.23 г.) 

Евангельским христианам разрешили провести съезд в сентябре того же 1923 г. Еще при подготовке его Е. А. Тучков оказывал давление на пленум евангельских христиан, чтобы они представили съезду военный вопрос именно так, как он освещался в подписанном советом послании.

Как отмечают историки МСЦ ЕХБ, «В 1923 году А. Л. Андрееву позволили посетить находящегося в Бутырской тюрьме И. С. Проханова. Вот как впоследствии прокомментирована эта встреча: «...его разрешили посетить А. Л. Андрееву; тот сообщил ему, что другие лидеры пришли к заключению, что они должны признать советское правительство и принять воинскую обязанность. Проханов капитулировал и с тремя другими лидерами подписал декларацию о лояльности, которая была опубликована в «Известиях» («Долгий путь Российского пацифизма», М., 1997, с. 274).

IX Всесоюзный съезд ВСЕХ проходил в Петрограде 1-10 сентября 1923 г. В работе съезда приняли участие 303 делегата, присутствовало много гостей. Председателем съезда был избран И. С. Проханов, И. В. Каргель — почетным председателем.

В отчёте Е.А. Тучкова, начальника 6 отделения СО ОГПУ, написано: «В Ленинграде Всероссийский Съезд евангельских христиан, на котором присутствовало до 300 представителей мест... Под напором такого отрицательного мнения к посланию съехавшихся делегатов ПРОХАНОВ и другие евангелисты, подписавшие таковое, намерены были от него отказаться и сказать съезду, что это сделана ошибка и т. д., но благодаря присутствию на съезде нашего осведомления ПРОХАНОВА удалось убедить в том, что он этим поступком подорвет всякий авторитет. После долгого колебания ПРОХАНОВ решил эту точку зрения провести окончательно и съезд подавляющим большинством выносит резолюцию в этом духе. Часть делегатов недовольная решением съезда повела компанию против Проханова и той резолюции, которая была принята на съезде по военному вопросу (…) ПРОХАНОВЦЫ же, в свою очередь, начали наседать на них, и в результате дело дошло до того, что последние в лице ближайшего помощника Проханова — Андреева стали просить ликвидировать эту группу мотивируя тем, что она Сов. Власти вредна не только в военном вопросе, но и в политическом отношении, как состоящая из буржуазного элемента. По этому их заявлению и просьбе был арестован и выслан один из лидеров этой группы — Савельев, тот самый Савельев, который подписал вместе с Прохановым Послание, а потом изменил…» 27 февраля 1924 г. (РГАСПИ, ф. 17, оп. 87, д. 176, л. 146—149) 

Итак, служитель Ф. С. Савельев был заключён в концлагерь на 3 года по просьбе «ближайшего помощника Проханова» — А. Л. Андреева. «Произведён раскол и, чтобы сохранить свой авторитет, служители просят убрать соперников, чтобы их арестовали. Красноворотская община не разделяла взгляды ВСЕХ по военному вопросу и вышла из союза Проханова. Эти отделившиеся только изберут совет — его арестовывают; приобрели скамьи, фисгармонию,– приходят люди из церкви, стоящей на позиции Проханова, забирают эти скамьи, чаши, покрывало для стола, литературу, музыкальные инструменты и несут по Москве в тот дом, который властям угоден. Так было неоднократно», — вспоминал сын одного из арестованных.

Вот как анализировал случившееся В. Заватски в 1995 году: «В 1922 г. лидер евангельских христиан Проханов выступил в печати с призывом к христианам всего мира предпринять конкретные шаги к тому, чтобы отныне ни один христианин не принимал никакого участия в какой бы то ни было войне. В 1923 г. он был арестован. Позднее, во время пребывания в московской следственной тюрьме, ему было разрешено свидание с одним из его помощников, А. Л. Андреевым. Андреев не был убежденным пацифистом. Он сообщил Проханову, что оставшиеся на свободе руководители движения евангельских христиан, обсудив эту проблему, в принципе согласились признать советское государство, а следовательно, и обязательную военную службу. Проханов сдался. Лидеры евангельских христиан подготовили и подписали декларацию, подтверждающую лояльность к властям. Однако, не успели они опубликовать это заявление в "Известиях", как среди евангельских христиан поднялась волна возмущения. Резолюция, принятая съездом в октябре 1923 г., признавала обязательной всеобщую воинскую обязанность, но оставляла за каждым христианином право в соответствии с требованиями его совести самостоятельно определять форму ее исполнения (служба в вооруженных силах, в медицинских подразделениях и ли в рабочих батальонах), Союз баптистов, возглавляемый пацифистами Павлом В. Павловым и Михаилом Д. Тимошенко, также испытывал сильное давление. Оба союза обратились к собравшимся в 1923 г. в Стокгольме членам Всемирного союза баптистов с просьбой принять в их поддержку резолюцию, декларирующую "отказ баптистов всего мира от несения военной службы".

Однако Всемирный союз баптистов отклонил их предложение, оставив решение вопроса о воинской обязанности на совести каждого отдельного христианина. Вернувшись на родину, делегация советских баптистов тщетно пыталась добиться от властей раз решения на созыв съезда. Наконец, в декабре им удалось убедить представителей руководства страны, что съезд примет решающую декларацию по вопросу о военной службе. И действительно, хотя и не единогласно, резолюция все же была принята: "Признавая войну величайшим злом и приветствуя миролюбивую политику Советского государства, призывающего все народы мира ко всеобщему разоружению, съезд оставляет на совести каждого баптиста решение вопроса об исполнении им всеобщей воинской обязанности в соответствии с его личными убеждениями". Но даже этот компромиссный текст был принят только после того, как служба госбезопасности арестовала 12 делегатов съезда».

Показательно, что июле 1923 года именно А.Л. Андреев присутствовал в составе советской делегации на упомянутом выше Третьем Всемирном конгрессе баптистов в Стокгольме. В. Заватски отмечал: «после 1923 г. и Орлов, и Андреев приобрели в союзе особый вес, поскольку их избрание туда было заранее предрешено благодаря "особому доверию к ним властей"».

ВЫПИСКА из протокола общего собрания Мещанского, Смоленского и Таганского районов города МОСКВЫ 27-го августа 1923 года.

Общее собрание МОСКОВСКОЙ ОБЩИНЫ ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН, всесторонне рассмотрев вопрос о Послании ВЫСШЕГО СОВЕТА ВСЕХ, подписанного братьями Прохановым, Савельевым, Пелевиным и Андреевым, постановило: Считать данное послание в целом мнением 4-х лиц, а потому для нас оно является недействительным. Общее собрание поручает своим едущим делегатам на IХ Всероссийский Съезд Евангельских Христиан выразить пред лицом Съезда от имени общины протест по поводу данного Послания и просить Съезд об опубликовании в печати Послания в духе Евангельского учения. Москва, 29/VIII 1923 года» (ГАРФ, ф. 89, оп.4, д. 165, л. 24).

«Наше отношение к посланию Проханова и других. Принимая во внимание все вышеизложенное, мы, евангельские христиане Московской Общины заявляем, что послание Высшего Совета Евангельских Христиан опубликованное в «Известиях» от 12-го августа за подписью братьев Проханова И.С., Савельева Ф.С., Пелевина В.П. и Андреева А.Л., призывающее всех верующих к непосредственному участию в военном деле, а также резолюции IX Всероссийского Съезда со стороны её присоединения к этому посланию мы встретили с великою болью в сердце. Мы относимся к этому посланию, как к несомненному извращению того евангельского пути, по которому шли до сих пор Евангельские Христиане, а к самому Проханову и всем присоединившимся к нему, как к людям, сбившимся с чистого пути Христова. Мы не считаем возможным в настоящем заявлении входить в обсуждение всех причин, которые заставили Проханова и других, подписавших послание, выступить с призывом к участию верующих в Красной Армии. Мы только еще раз отметим тот факт, что до своего тюремного заключения Проханов со всем евангельским Союзом держался совсем другого отношения к военной службе, безусловно, не допуская участия верующих в войне (...) Некоторые части Евангельских христиан, отрицая военную службу по своей совести, допускают несение санитарной службы, понимая её, как работы мирного, общеполезного характера, о чем мы уже подробно говорили выше и в силу чего еще на IX Всесоюзном Съезде представители нашей Московской общины заявили протест против послания и против присоединения к нему Съезда. 

Поэтому мы, Евангельские Христиане Московской Общины заявляем, что в отношении к военной повинности мы по-прежнему принадлежим к той части евангельских христиан, которые при царском правительстве, при Керенском и после Октябрьского переворота вплоть до сего времени не считали, ни считаем для себя возможным принимать какое-либо участие в убийстве и военном деле. Мы по-прежнему остаемся верными заповедям Спасителя о любви к Богу и ближнему (Матф. 22, 37-39, Иоан. 13, 34). Мы по-прежнему остаемся на пути любви ко всем людям без различия их классовых, сословных, национальных и других разделений (Кол. 3, 9-11). Мы по-прежнему стремимся любить и врагов и верим в непреложность заповеди «НЕ УБЕЙ» памятуя, что никакой человеко- убийца не имеет жизни вечной» (Матф. 5, 14, 1 Иоан. 3, 15). Мы по-прежнему идем и будем идти к тому царства братства мира, добра и правды, где перекуют мечи на орала, где исчезнет всякая ложь, войны, вражда и ненависть между людьми, всякое неравенство и угнетение, где все измученные и исстрадавшиеся, наконец, найдут покой, радость и свободу, и где исполниться наконец, наша молит- ва к Богу: «ДА ПРИДЕТ ЦАРСТВИЕ ТВОЕ, ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ И НА ЗЕМЛЕ, КАК И НА НЕБЕ» (2 Петр. 3, 13). Поэтому ничего общего не имея с контрреволюцией, ни с защитниками капитализма, будучи чужды всякой специальной антимиллитаристической агитации, а также неплатежа налогов, относясь искренно и лояльно к Советской Власти и приветствуя её начинание в деле мирного строительства трудовой жизни, а также не отказываясь от несения гражданской обязанности мирного общеполезного характера,— мы в то же время заявляем, что по нашей христианкой вере и религиозным убеждениям участвовать в делах связанных с человекоубийством — мы не можем. Мы надеемся, что Советская Власть, признающая в своих декретах свободу совести, не будет подобно царскому правительству преследовать нас за нашу веру, но наоборот, даст нам возможность, как оно и делало это до сего времени получать замену военной службы работами мирного общеполезного характера. Наша готовность. Если же Советское Правительство, вопреки нашим ожиданиям, начнет нас преследовать за наши религиозные убеждения, нашу веру, и веление совести, мы, с помощью Господа НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА готовы и к этому, памятуя его СЛОВА: «БЛАЖЕННЫ ВЫ, КОГДА БУДУТ ПОНОСИТЬ ВАС И ГНАТЬ И ВСЯЧЕСКИ НЕПРАВЕДНО ЗЛОСЛОВИТЬ ЗА МЕНЯ». С пожеланием мира к Вам ЧЛЕНЫ МОСКОВСКОЙ ОБЩИНЫ ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН. 

Подписи: 1. Чередник /…/ 56. П. Александров, 103. Александрова, 104. Рыхник, 105. Орлова, 106. Н. Самсаков, 107. В. Еремеев, 108. П. Носова, 109. В. Чириков. Москва, 22-го Декабря 1923 года (РГАСПИ, ф. 89, оп. 4, д. 165, лл. 18-25). 

А. Л. Андреев в 30-х годах нёс пресвитерское служение в Московской церкви, но избежал репрессий. 1928 год стал последним годом издания журнала Союза евангельских христиан "Христианин". В мае 1930 г. деятельность Союза евангельских христиан была приостановлена постановлением расширенного президиума ВСЕХ. Члены ВСЕХ были вынуждены оставить служение в союзе и перейти на гражданскую работу. В. И. Быков и Н. А. Казаков поступили на службу по специальности, а Я. И. Жидков, П. С. Капалыгин, А. В. Карев и А. Л. Андреев перешли на служение в Ленинградскую церковь».

«По ходатайству служителей ВСЕХ было получено разрешение на проведение пленума ВСЕХ, который состоялся 23 августа 1931 г. в Москве. В его работе приняло участие 40 делегатов.

Я. И. Жидков сделал доклад и предложил рассмотреть новое положение о Всесоюзном совете евангельских христиан в соответствии с действующим Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. "О религиозных объединениях".

Я. И. Жидкова избрали председателем союза, А. Л. Андреева — товарищем председателя, А. В. Карева - казначеем, П. С. Капалыгина — секретарем, М. А. Орлова — членом совета, В. Н. Урштейна, Ф. И. Белоусова и В. Г. Моргунова — кандидатами в члены совета.

Приняв положение о Всесоюзном совете евангельских христиан, руководство союза получило от властей право на существование, но проявило неверность Господу. Здесь утвердился отступнический принцип, по которому впоследствии было создано ВСЕХБ».

«В 1932 г. Правление Союза евангельских христиан переселилось в Москву. В 1935 г. был осужден на пять лет лишения свободы казначей Союза евангельских христиан А. В. Карев. 4 января 1938 г. был осужден на восемь лет и сослан в один из совхозов Магаданской области председатель ВСЕХ Я. И. Жидков. К этому времени из правления союза евангельских христиан на свободе оставались только А. Л. Андреев и М. А. Орлов. Председателем Союза стал М. А. Орлов и оставался им до 1944 г.». 

Вальтер Заватски писал о довоенных и военных годах так: «Вскоре на свободе остались только Андреев и Орлов, ставший после ареста Жидкова в 1937 г. председателем Союза (в январе 1938). В течение всей войны Орлов умудрялся не прекращать службы в единственной оставшейся в Москве церкви. В течение краткого периода (по крайней мере, 1938-40) Союз евангельских христиан также прекратил работу. /…/ Как это не парадоксально звучит, но, по горькой иронии, именно война спасла все церкви от полного истребления, дав им возможность продемонстрировать свою лояльность. Взамен Сталин даровал некоторые новые свободы, правда, не подкрепленные защитой закона. По мере улучшения ситуации два единственных оставшихся на свободе лидера Орлов и Андреев во время войны объезжали свои общины, помогая им вновь встать на ноги. Ведь к тому времени большинство лидеров баптистов были уничтожены или отправлены в заключение.

В 1940 г. Михаил Орлов и Алексей Андреев смогли посетить прибалтийские государства, аннексированные Советским Союзом после заключения в 1939 г. известного пакта с Германией. Вскоре в Прибалтике началась смена местной гражданской администрации, а вслед за ней стали повсеместно менять и церковное руководство. Учитывая ограничения военного времени на передвижения, Орлов и Андреев, несомненно, смогли предпринять свою поездку только с санкции властей. /…/ Собственно говоря, отбор произвела советская система, лагерей смерти, поглотившая остальных руководителей движения, но утверждая, что на съезде присутствуют самые опытные из представителей бывшего руководства баптистов, власти все-таки не погрешили против истины. И хотя Михаил Орлов и А. Л. Андреев — единственный оставшийся на свободе даже в самые тяжелые годы — не были членами Всесоюзного совета, избранного в 1926 г., они, равно как и Жидков, долгое время работали с Прохановым и те задачи, решение которых он им поручал, свидетельствуют о том, что он им полностью доверял. Одно не ясно: были ли участники конгресса добровольными агентами или силой были принуждены осуществлять выгодную государственную политику? Неужели всех этих людей, многие из которых показали себя в прошлом настоящими героями, сломило то, что им пришлось пережить в тюрьме? Можно ли было доверять Орлову и Андрееву? Тень этих сомнений наложила на лидеров движения печать, заставляющую по сей день сомневаться в их искренности».

«Когда фронт приблизился к Москве, Правление ВСЕХ переехало в Ульяновск.

ВСЕХ рассылал письма, в которых призывал верующих в тылу, а также немцев, помогать партизанам. В мае 1942 г. М. И. Голяев и Н. А. Левинданто от имени баптистов обратились к ВСЕХ с просьбой принять на себя попечение о баптистских церквах, так как у них нет организованного союза, как у евангельских. Конечно, это делалось не без ведома властей, а вернее по их предложению /…/

Это обращение М. И. Голяева и Н. А. Левинданто привело к образованию в 1942 г. Временного совета евангельских христиан и баптистов в Москве. В его состав от евангельских христиан вошли: М. А. Орлов, Я. И. Жидков, А. Л. Андреев и А. В. Карев; от баптистов: М. И. Голяев, Н. А. Левинданто, П. И. Малин и Ф. Г. Патковский. /…/ Обращает на себя внимание факт, что Я. И. Жидков в 1938 г. был приговорен к восьми годам заключения, а в 1942 г. снова был в числе руководителей ВСЕХ».

«Привлечь баптистов к деятельности ВСЕХ было важно еще и потому, что их более понимали в Америке и Англии, где было много баптистов. В мае 1942 г., сразу же после образования Временного совместного совета евангельских христиан и баптистов, от имени этого совета было написано обращение ко всем христианам мира с призывом сплотиться в борьбе против фашизма. В таком же духе написано и письмо к евангельским христианам и баптистам внутри страны. Его подписали все члены Временного совета, желая вызвать доверие к ВСЕХ у всех баптистов. По общинам были собраны пожертвования на санитарный самолет "Добрый самарянин"».

«В июле 1944 г. Советское правительство образовало Совет по делам религиозных культов при Совете Народных Комиссаров СССР под председательством И.В. Полянского. У этого совета были свои представители при областных советах.

«Совещание было организовано с помощью Совета по делам религиозных культов и секретных кругов МВД и ГПУ, сотрудники которых находили в лагерях лояльных религиозных работников» (Карнаухов, "Евангелие не есть человеческое", с. 7).

Участники совещания одобрили патриотическую работу ВСЕХ и Временного совета ВСЕХиБ, вставанием почтили память павших в боях, совершенно не упоминая тех, кто погиб за Христа и дело Его в тюрьмах и лагерях. Это и неудивительно — отступившие от истины уже не имели ничего общего с верными служителями Божьими.

Совещание единогласно проголосовало за слияние в один союз обоих союзов —евангельских христиан и баптистов. Затем было зачитано "Положение о Союзе евангельских христиан и баптистов", но нигде не отмечено, что за него голосовали.

"1. Из двух союзов — Союза евангельских христиан и Союза баптистов — на всей территории СССР образуется один союз: Союз евангельских христиан и баптистов.

2. Руководящим органом Союза евангельских христиан и баптистов является Всесоюзный Совет евангельских христиан и баптистов — ВСЕХиБ.

3. Из среды членов Всесоюзного Совета евангельских христиан и баптистов избираются — председатель, два товарища председателя, секретарь и казначей, составляющие президиум совета.

4. Всесоюзный Совет евангельских христиан и баптистов имеет свою печать с надписью: "Всесоюзный Совет евангельских христиан и баптистов" и со словами внутри круга: "Один Господь, одна вера, одно крещение".

5. Евангельские христиане и баптисты, существовавшие до слияния союзов раздельно, отныне сливаются в единые общины. Общины, существовавшие отдельно, как общины евангельских христиан или как общины баптистов, отныне входят в один союз.

6. Каждая община, входящая в Союз евангельских христиан и баптистов, носит наименование: (такая-то) община евангельских христиан и баптистов.

7. Все общины евангельских христиан и баптистов должны, по возможности, иметь рукоположенных пресвитеров и диаконов, согласно Слова Божьего: Тит. 1, 5; Д. Ап. 6, 1-6; 1 Тим. 3, 1. /…/ ("Братский вестник", № 1, 1945, с. 33-34).

Участники совещания единогласно проголосовали за предложенный список из восьми кандидатов в совет союза. В него вошли: Я. И. Жидков — председатель, М. И. Голяев и М. А. Орлов — товарищи председателя, А. В. Карев — секретарь, П. И. Малин — казначей, А. Л. Андреев, Ф. Г. Патковский и Н. А. Левинданто — члены совета.

Также единогласно была принята система уполномоченных.

По этой системе в каждую республику или область от ВСЕХБ назначался уполномоченный, в задачи которого входило управлять церквами, находящимися на вверенной ему территории и докладывать во ВСЕХБ о всем происходящем в них. Таким образом вся власть над (Советским. – Ю. П.) союзом находилась у ВСЕХБ, и он управлял всеми делами через поставленных им уполномоченных.

В заключение совещания было принято "Обращение ко всем общинам евангельских христиан и баптистов в СССР", в котором сообщалось о прошедшем в Москве совещании, о принятом на нем решении о слиянии двух союзов в один и о принятом положении этого союза.

Невозможно не обратить внимание на характерную особенность этого совещания. Во-первых, оно было созвано без участия местных церквей: делегаты не имели от них рекомендаций и не были избраны ими. Во-вторых, избрание руководящего органа происходило по заранее составленному самими кандидатами списку. Причем голосовали не за каждого кандидата в отдельности, а за весь список в целом. Все это говорит о том, что избрание было лишь формальной процедурой».

«Церкви не принимали никакого участия в организации Всесоюзного совета евангельских христиан и баптистов (ВСЕХиБ), а также в принятии положения о едином союзе и системе уполномоченных. Руководящим органом союза стал Всесоюзный совет, а не съезд представителей церквей, как было раньше. Президиум Всесоюзного совета был избран из членов этого совета, и таким образом руководство было создано "вверху", без участия представителей церквей.

Чтобы распространять на церкви взятую в свои руки власть, безбожники придумали систему уполномоченных ВСЕХиБ. Эти уполномоченные, имея власть над местными церквами, тоже не были ими избраны, а назначались ВСЕХиБ и, надо полагать, не без участия соответствующих органов.

Таким образом, Совет по делам религий получил возможность иметь дело только со ВСЕХиБ и через него управлять церквами в целом — назначать по своему вкусу уполномоченных, и через них влиять на руководителей местных церквей. Естественно, такая легализация союза не могла радовать искренних служителей Божьих на местах.

На совещании в Москве президиум совета объявил, что от ВСЕХиБ намечены уполномоченные: для Украины — А. Л. Андреев, для Белоруссии — В. Н. Чечнев, для Северного Кавказа — Н. И. Карнаухов. Эти люди были просто назначены президиумом. Второй номер "Братского вестника" за 1945 год сообщает, что к этому списку добавляются еще трое: П. Я. Тер-Аванесов — для Закавказья, Ф. Г. Патковский — для Западной Сибири, А. Ф. Августинович — для Крыма. Было также назначено 19 старших пресвитеров, каждого в соответствующую область».

Нажмите, чтобы увеличить.
Духовой оркестр Киевской общины баптистов, 1930-е годы. Фото с аукциона
 

В 1944 году Совет по делам религий направил А.Л.Андреева в Киев в качестве Уполномоченного ВСЕХиБ по Украине задолго до официального образования ВСЕХиБ. 

Об этом свидетельствует следующий документ: «Заместителю председателя СНК УССР тов. Корниец Л.Р., гор. Киев. В г. Киев, в качестве уполномоченного по Украинской ССР «Всесоюзного Совета евангельских христиан и баптистов», выезжает из Москвы член Совета Андреев Алексей Леонидович, который обратится по ряду вопросов, связанных с его деятельностью к Вам. Совет по делам религиозных культов при СНК СССР со своей стороны просит оказать гр-ну Андрееву, в пределах его полномочий, необходимое содействие. В частности просьба оказать содействие в предоставлении жилой площади, служащей одновременно и канцелярией, снабжении продовольственными карточками, установке телефона, снабжении топливом и т.п. Председатель СПДРК — Полянский И. В. № 14, 29 июля 1944 г.» (ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 7, л. 7).

На территории Украины по данным Совета по делам религий было «особое развитие баптистского движения за время немецкой оккупации, в настоящий момент насчитывается 164 действующих общин баптистов, объединяющих около 13 000 членов». В те годы там было сосредоточено 70% верующих ЕХБ. Перед А. Л. Андреевым ставилась задача: «выявить все общины, фактически существующие на сегодняшний день… Общины, уклоняющиеся от регистрации, после предупреждения должны распускаться…» В 1963 году А. Л. Андреев ездил по многим областям Украины и отлучал от церкви «увлёченных влиянием Оргкомитета». Весь штат старших пресвитеров ВСЕХБ в 40-60 годы состоял из подобных Андрееву «духовных работников».

Уже в 1955 г. А. Л. Андреев передал для согласования уполномоченному СПДРК по УССР (Совета по делам религиозных культов. — Ю.П.) текст «Инструктивного письма всем пресвитерам», содержащее призыв исключать из членов общин ЕХБ придерживающихся антивоенных взглядов. Письмо одобрено в Москве председателем СПДРК — И. В. Полянским. По словам В. Заватски, «Власти предпочитали вести переговоры именно с Андреевым. Он счастливо избежал постигшей многих участи и никогда не подвергался аресту, а после войны был полномочным представителем Украины и в 1954 г. стал вице-президентом союза». 

И далее Вальтер Заватски писал о роли А.Л. Андреева на Украине так: «Советский историк Митрохин совершенно справедливо отмечал, что сама структура ВСЕХБ усиливала централизацию и без того традиционно свойственную русским баптистам. Безусловно это было новой заботой советской религиозной политики. Жидков и его заместители, главным образом А. Л. Андреев, контролировали всю деятельность союза. Правда, по большей части это сводилось к своего рода "патронажу", однако с самого начала власти со всей определенностью подчеркивали, что по требованию официальных государственных органов любой местный духовный лидep должен быть отстранен от должности. /…/ Другой вице-президент А. Л. Андреев пользовался в церкви гораздо большим влиянием. Он был на пять лет старше Жидкова. Они работали вместе с 1903 г. Подобно Орлову, Андреев хорошо ладил с властями, которые протолкнули его в централь ное руководство Союза евангелических христиан в тот самый момент, когда Союз вынуждали отказаться от пацифизма. Во время войны Андреев и Орлов оставались на свободе, а в период гонений свободно разъезжали по стране по церковным делам. Подобно митрополиту Николаю, Андреев возглавил отделение ВСЕХБ на Украине, самое представительное по числу членов. К концу 50-х годов Карев заявлял, что на Украину приходится 75% членов движения. Андреев воистину пас украинскую церковь "жезлом железным". В конце 40-х годов ему все больше помогал в этом его заместитель Мицкевич. Он разъезжал по областям, особенно часто наведываясь туда, где назревали конфликты. Когда Мицкевич перебрался в Москву, его сменил Н. Н. Мельников, чей стиль руководства был таким же как у Андреева . В 1960 г. Андрееву было уже семьдесят восемь лет, однако он по-прежнему, занимал в Киеве свой ответственный пост. К нему на консультации приезжали все старшие пресвитеры, а его заместители периодически развозили по местам его новые директивы и инструкции. Если бы не эта приверженность к авторитарному стилю руководства, возможно, Георгий Вине и его единомышленники в Киеве не вошли бы с Андреевым в столь непримиримый антагонизм. С другой стороны, только благодаря насаждаемой им строгой дисциплине украинские баптисты избежали многих притеснений со стороны государства».

Умер А.Л. Андреев 16 апреля 1966 года в Киеве в возрасте 84 лет и похоронен на центральном гражданском кладбище Берковцы. В некрологе, написанном А.В. Каревым, говорилось: «Весть о кончине заместителя председателя ВСЕХБ и старшего пресвитера по Украине Алексея Леонидовича Андреева вызвала глубокую боль в сердцах тысяч верующих нашего евангельско-баптистского братства. Кончина каждого воина Иисуса Христа причиняет скорбь церквам Христовым на земле, поскольку все дети Божий представляют из себя всеобщее священство, и каждый член церкви вносит свой посильный вклад в строительство Царствия Божия. Но особую скорбь вызывает кончина руководителей дела Господнего, кончина «Моисеев» и «Навинов», кончина духовных ветеранов, проработавших на поприще Христовом долгие и трудные годы.

Таким долголетним ветераном нашего славного евангельско-баптистского братства был покойный Алексей Леонидович Андреев. В восемнадцатилетнем возрасте он отдал сердце свое Христу, а когда перестало биться его физическое сердце, ему было восемьдесят четыре года. Шестьдесят шесть лет жизни во Христе и со Христом — это большой период, большая школа и долгое плавание по житейскому морю, и мы благодарим Господа, что наш дорогой Алексей Леонидович свое «течение совершил и веру сохранил» (2 Тим. 4, 7). В жизни и служении ушедшего от нас брата было три периода: Ленинградский, Московский и Киевский. Родившись в тихой живописной деревушке «Островок» (Калининской области), он в четырнадцатилетнем возрасте приехал в шумную столицу тогдашней России — Петербург (ныне Ленинград). Водоворот большого города не затянул его, как многих других подростков, на дно порочной жизни, — наоборот, через четыре года пребывания в столице он подарил свое юное сердце и весну жизни Христу, и в 1904 году, приняв крещение по вере, стал членом Петербургской общины евангельских христиан. С первых же дней после обращения ко Христу Алексей Леонидович принялся за ревностный труд в винограднике Господнем. Он работал для своего Искупителя среди своих сверстников и, обладая приятным и сильным голосом, пел в хоре Петербургской общины. Это его служение продолжалось до 1907 года, когда он переехал в Москву. В Москве служение брата Алексея Леонидовича расширилось. К работе среди молодежи и пению в хоре прибавилась проповедническая деятельность, а потом и пресвитерское служение в одной из московских общин евангельских христиан. 

Когда в 1931 году центр Союза евангельских христиан был переведен из Ленинграда в Москву, на Пленуме ВСЕХ Алексей Леонидович был избран товарищем председателя Всесоюзного Совета евангельских христиан, и он нес это служение до Всесоюзного Совещания евангельских христиан и баптистов в октябре 1944 года, когда на радость всего евангельско-баптистского братства совершилось долгожданное объединение евангельских христиан и баптистов в один Союз — Союз евангельских христиан-баптистов. /…/ Алексей Леонидович Андреев был не только видным работником нашего братства, — он известен также многим христианам и за границей. Ведь он был участником трех всемирных конгрессов баптистов: в 1923 году — в Стокгольме, в Швеции, в 1928 году — в Торонто, в Канаде, и в 1955 году — в Лондоне. Летом 1946 года, с братом М. И. Галяевым, он был участником съездов баптистов в Швеции и Финляндии, и в августе 1953 года, с делегацией ВСЕХБ, он в третий раз побывал в Швеции — на встрече с шведскими квакерами. Следует также вспомнить его поездку с смешанной церковной делегацией в США в июне 1956 года. В этой статье, посвященной памяти незабвенного отца, брата и друга многих детей Божиих нашего братства, хочется не только вспомнить о некоторых событиях из его долголетней жизни, но и дать его правдивый образ для назидания и поучения всех оставшихся еще на земле путников в небесную Отчизну. Покойный брат обладал твердым и решительным характером — чертами, которые так необходимы руководителям дела Господнего. Как много в церквах Христовых служителей, которые напоминают трости, ветром колеблемые (Ев. Матф. И, 7). Сегодня они принимают одни решения, завтра другие, и только потому, что подпадают то под одно, то под другое влияние. И как страдает дело Божие от такой неустойчивости его руководителей! Твердость и решительность дорогого, ушедшего от нас брата Алексея Леонидовича особенно проявлялись в период его руководящей деятельности на Украине.

Ведь нельзя забывать, что основная часть нашего евангельско-баптистского братства находится именно на Украине. Здесь самая густая сеть наших общин. Здесь великое множество пресвитеров, диаконов, проповедников — с большим разнообразием мыслей, взглядов и темпераментов, и пост старшего пресвитера на Украине — это пост большого полководца в армии Христовой. Здесь качества «трости колеблемой», как нигде, были бы вредоносными для дела Господнего. Слава Господу, что почивший брат обладал драгоценными качествами твердости и решительности! Но твердость и решительность без мудрости и опытности не дают необходимых результатов и желанного успеха, и мы должны сказать, что Алексей Леонидович обладал и этими драгоценными качествами. В долголетней школе Христа, за шестьдесят шесть лет пребывания в ней, он приобрел и мудрость, и большой духовный опыт. Все наше братство на Украине будет согласно с тем, что его почивший руководитель обладал в значительной мере и мудростью, и опытом. Если мы радуемся хорошо поставленной работе нашего братства на Украине, то значительную долю в эту стройность и духовную дисциплинированность внес, вне сомнения, наш дорогой брат Алексей Леонидович. /…/ К числу драгоценных качеств Алексея Леонидовича принадлежат его правдивость и прямолинейность. Он был способен сказать правду в лицо каждому. И как всегда, это качество одним нравится, другим не по сердцу; вот почему у правдивых и прямолинейных людей всегда бывают, наряду с друзьями, и противники. Не миновал этого и наш почивший брат. Но мы верим, что его прямолинейность будет оценена теми, кто ее не ценил в нем или не понимал ее.

Хочется отметить в почившем еще одно свойство: это его несгибаемость. Каждая церковь на земле имеет в своей истории бури и ураганы. История нашего евангельско-баптистского братства тоже богата ими. И как легко во время бури пожелать уйти с трудного и ответственного поста руководителя. Буря, которая проносилась в последние годы над головою почившего, как руководителя нашего украинского братства, не согнула его и не побудила уйти на покой. Он остался на своем трудном посту до конца! 

Дорогой Алексей Леонидович ушел от нас. Его кончина — большая утрата для нашего братства. Тем более у его свежей могилы мы должны пожелать, чтобы все труженики нашего братства исполнились самым великим усердием в деле служения нашему славному Господу и Спасителю Иисусу Христу» («Братский вестник», 1966, апрель). 

3. «Когда тебе будет хорошо, вспомни обо мне» (Быт. 40:14-15).

Вторую открытку тот же киевский продавец атрибутировал так: «Иудаика евреи сюжет из Библии печать крымских баптистов». Также дореволюционного издания, но использованная как основа для записки-прошения в августе 1966 года, она несколько менее интересна, чем первая, однако служит определенным дополнениям к истории общины евангельских христиан и ВСЕХБ, изложенной выше. 

Это репродукция картины на библейский сюжет «Самсон убивает льва», Судей, гл. 14, 6. Открытка выпущена в мюнхенском издательстве, логотип которого HK&M размещен на месте для наклеивания марки на стороне для письма в правом верхнем углу. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Открытка «Самсон убивает льва» с репродукцией картины Р. Лейнвебера, лицевая сторона.
 

В левом верхнем углу надпись:

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНІЕ

Картины из Ветхаго Завета. 

по оригиналамъ известнаго художника 

профессора Лейнвеберъ 

____________________________

10-я картина: Самсонъ убивает льва

Судей, гл. 14, 6.

Слева внизу напечатаны сведения об издателе:

H K & Co, Munich, то есть Hubert Kohler & Co., Munich, Bavaria

Открытка разделена вертикальной чертой-разделителем на место для письма и место для адреса, нанесена разметка для адреса — три горизонтальные строки. Это дореволюционная открытка начала ХХ века, которая почту не проходила. 

Репродуцирована на открытке одна из нескольких десятков, если не сотен репродукций картин на библейские темы, написанных художником Робертом Лейнвебером (Ляйнвебером, Anton Robert Leinweber; Czech; 1845-1921). Лейнвебер родился в 1845 году в Богемии, в городке Ляйпа. Он был сыном педагога реального училища и получил образование в школах Ляйпы, Вены и Праги. Интерес и способности к живописи обнаружились у него еще в детские годы, но Лейнвебер намеревался продолжить обучение в политехническом институте, чтобы стать инженером. Однако технические дисциплины не увлекли юношу. В двадцать один год Лейнвебер решил посвятить себя изобразительному искусству. Молодой человек отправился в Мюнхен, где прилежно изучал античное искусство в Академии художеств. Но из-за австро-прусской войны 1866 года Лейнвебер вынужден был покинуть академию и переехал в Дрезден, чтобы быть поближе к родным местам. Здесь он стал учеником художника Юлиуса Хюбнера, директора знаменитой в те годы художественной галереи.

Вскоре за успехи в учебе Лейнвебер получил стипендию для путешествия за границу. Он посетил Италию, Сицилию, Тунис и, как многие австрийские художники, был восхищен красотой Востока. Восток долго владел его воображением, восточные мотивы воплотились в картинах художника, многочисленных портретах и росписях виллы Хартмана под Дрезденом. Лейнвебер с блеском проиллюстрировал сказки Вильгельма Гауфа, а затем произведения Георга Эберса. Наконец, в 1892 году Лейнвеберу предложили завершить труд Грот-Иоганна, приняв эстафету в иллюстрировании сказок братьев Гримм. Художник с воодушевлением принялся за работу, которая заняла более двух лет. Подарочное издание «Детских и семейных сказок» братьев Гримм с иллюстрациями Грот-Иоганна и Лейнвебера вышло в свет в Штутгарте в 1895 году. Вскоре эта книга была переиздана на всех основных европейских языках, а иллюстрации к ней признаны шедевром книжной графики. В последующие десятилетия Лейнвебер также много и плодотворно работал. Умер в 1921 году в Мюнхене.

Нажмите, чтобы увеличить.
Альбом «Священное Писание. Ветхий Завет в картинах по оригиналам Известного Художника Профессора Роберта Лейнвебера», до 1917 года. Фото с аукциона.
 

Есть у него и другие сюжеты о Самсоне, например, «Самсон побивает филистимлян». Интересно, что до революции был выпущен даже альбом «Священное Писание в картинах Роберта Лейнвебера» для нескольких десятков открыток на библейские темы, которые, как можно понять, нужно было собрать самостоятельно. Можно считать, что и эта дореволюционная открытка, которую еще нужно было найти или сохранить в послевоенном Крыму, была тщательно подобрана и несла особое послание. Возможно, это поздравление с 60-летним юбилеем. 

[dmc cmp=DMFigure mediaId="10162" width="410" align="

На обороте открытки рукописный текст синими чернилами: 

Дорогому брату

Николаю Николаевичу 

Желаю Вам быть таким 

сильным в деле Божием, 

как Самсон. От брата Августинович А.

«Когда тебе будет хорошо, вспомни обо мне».

Слова Иосифа. г. Симферополь, VIII. 1964 г. 

Авторство писавшего удостоверено оттисками круглых печатей Уполномоченного по Крыму Всесоюзного совета Евангельских христиан и баптистов и печатью Симферопольской общины Евангельских христиан и баптистов с надписью «одна Вера одно Крещение один Господь» (соответствующей Еф 4:5 «Один Господь, одна вера, одно крещение») и силуэтом восходящего над горизонтом солнца. 

Однако к 1964 году эти печати уже 17 лет были недействительны: система уполномоченных ВСЕХиБ (старших пресвитеров) по регионам была принята на Всесоюзном совещании 1944 года, а с 1 апреля 1947 года звание “уполномоченных ВСЕХиБ” было упразднено. В 1945 году Президиумом ВСЕХиБ было принято решение с 1 января 1946 года в названии Союза упразднить союз “и” и заменить его дефисом. Такое же название получили и церкви, входившие в состав Союза, то есть было восстановлено название, принятое еще в 1903 году. 

Как и в первом случае, удалось довольно легко определить названого только по имени и отчеству – «Николай Николаевич» киевского адресата. Это заместитель старшего пресвитера по Украине А.Л. Андреева и ближайший его помощник – Николай Николаевич Мельников. И опять – сведения о писавшем открытку можно найти в книгах жертв политических репрессий, а имя того, к кому обращена просьба о помощи – в руководстве ВСЕХБ: 

Августинович Аркадий Федорович (1895)

Дата рождения: 1895 г.

Место рождения: г. Симферополь

Пол: мужчина

Национальность: русский

Образование: низшее

Место проживания: г. Симферополь

Партийность: б/п

Где и кем арестован: СПО НКВД Крыма

Дата ареста: 20 февраля 1935 г.

Обвинение: член союза баптистов Крыма

Статья: 58-4 УК РСФСР

Дата реабилитации: 25 сентября 1996 г.

Реабилитирующий орган: Прокуратурой АРК

Архивное дело: ГУ СБ Украины в Крыму, д. 022591

Источники данных: Книга памяти Автономной Республики Крым 

Биография: Августинович Аркадий Федорович. 1895 г.р., место рождения г. Симферополь, русский, из семьи сапожника, б/п, женат, обр. низшее, место жительства до ареста г. Симферополь, безработный, арест. 20.02.1935 г. СПО НКВД Крыма, ст. 58-4 УК РСФСР: член союза баптистов Крыма, распространял адреса зарубежных сектантско-фашистских организаций, 15.05.1935 г. ОСО при НКВД СССР сослан в Казахстан на 3 года, состоял на учете в УНКВД Казахской ССР, реабилитир. 25.09.1996 г. Прокуратурой АРК, ГУ СБ Украины в Крыму, д. 022591.

Добавить к биографии Аркадия Августиновича можно немногое: во втором номере "Братского вестника" за 1945 год сообщалось, что к списку уполномоченных ВСЕХиБ добавляются еще трое: П. Я. Тер-Аванесов — для Закавказья, Ф.Г.Патковский — для Западной Сибири, А. Ф. Августинович — для Крыма. 

Это означает, что с 1935 и до середины 1938 года, а то и позже, А.Ф. Августинович находился в ссылке в Казахстане, но уже в 1945 г. вошел в руководство ВСЕХиБ. Недавно созданный сайт со страницей по истории христиан-баптистов Крыма сообщает следующее: «После окончания войны до 1948 г. общины регистрировались, церковь в это время жила полноценной духовной жизнью. С фронта, из ссылок возвращались братья, на проповедь становились сильные в вере духовные наставники: Г.П. Костюков, А.Ф. Августинович, А.Т. Волков, Г.М. Леонов, М.И. Даньшов и др. В 40 – 50-е годы церковь пополнилась молодым поколением, в 1946 г. крещение приняли более 30 молодых людей. Постоянно проводились встречи, молодежные собрания. В это время областным пресвитером был А.Ф. Августинович. Член Ялтинской церкви Е.П. Кобзарь вспоминает: «Из всех областных пресвитеров выделялся Аркадий Федорович Августинович, который был учеником Каргеля В.И. Он часто навещал церкви…». В 1947 г. в Крыму насчитывалось 18 зарегистрированных общин ЕХБ, объединивших 1102 человек. Однако власти, обеспокоенные активным ростом религиозных общин и групп, начинают новый период атеистической борьбы. С 1947 г. постепенно прекращают регистрацию, закрывают Дома молитвы, верующим запретили благовествовать в общественных местах, приводить в церкви детей и молодежь, сильных проповедников не допускали к проповеди, за малейшее нарушение снимали с должности пресвитеров. В 1946 г. Августинович за активную деятельность был освобожден от обязанностей старшего пресвитера области, временно его заменил Г.П. Костюков, а с 1948 г. на эту должность избран А.В. Кодымский. Но, несмотря, на гонения, аресты, общественное порицание, церковь росла и крепла».

Второй и последний раз имя А.Ф. Августиновича упоминается в «Братском вестнике» № 1 за 1975 год: «Затем брат И. Г. Иванов зачитал список видных тружеников нашего братства, отошедших в вечность за период с 1969 по 1974 год: АВГУСТИНОВИЧ Аркадий Федорович — работник среди украинского братства».

Таким образом, можно сделать вывод, что старшим пресвитером Крымской области А.Ф. Августинович пробыл совсем недолго, около года, в дальнейшем никаких заметных должностей в системе ВСЕХБ не занимал и его просьба о помощи к Н.Н. Мельникову, переданная тогда, когда Аркадию Федоровичу было уже за 70 лет, никаких видимых последствий не имела. 

На определенные размышления наводит также поздняя дата реабилитации, которая была проведена уже в независимой Украине только в 1996 году. Это может означать, что подать заявление о реабилитации А.Ф. Августиновича раньше было некому, а при его жизни, до 1974-1975 гг. по каким-то причинам провести реабилитацию не удалось. 

Краткая официальная биография Н.Н. Мельникова выглядит так: 

Нажмите, чтобы увеличить.
Мельников Николай Николаевич. Фото с сайта http://ecb.dp.ua/o-nas/dnepropetrovskoe-obyedineniye...
«Мельников Николай Николаевич родился в 1904 году в городе Днепропетровске в семье верующих. Брат обратился к Господу в 1918 году, в том же году принял крещение по вере и стал членом Днепропетровской общины евангельских христиан. В 1920 году Н. Н. Мельников начал трудиться в общине села Куприяновка Запорожской области. В 1927 году, живя в Днепропетровске, брат нес служение благовестника, а затем заместителя председателя областного объединения христиан-баптистов. В 1944 году Н. Н. Мельникову было поручено руководство церквами в Днепропетровской области. В 1945 году он был рукоположен на это служение А. Л. Андреевым. В 1946 году брат был введен в члены ревизионной комиссии ВСЕХБ, а в 1956 году принял служение заместителя старшего пресвитера по Украине. С марта 1966 года Н. Н. Мельников являлся заместителем председателя ВСЕХБ и старшим пресвитером по Украине. С 1970 по 1975 год он был членом исполкома Всемирного союза баптистов. В 1975 году Николай Николаевич ушел на заслуженный отдых».

Вальтер Заватски в своей книге подробно останавливается на деятельности Н.Н. Мельникова, о его избрании заместителем председателя ВСЕХБ и старшим пресвитером по Украине в 1966 г. и на его связи с А.Л.Андреевым: «Впрочем Мельникова вполне можно было отнести к "старой гвардии", поскольку именно он по сути дела с 1956 г. возглавлял украинскую ветвь организации, так как А. Л. Андреев к тому времени был уже в весьма преклонном возрасте», и продолжает: «Советское государство прекрасно сознавало, какое значение имеет Украина. По-видимому, именно с подачи властей двум ведущим церковным деятелям было предложено возглавить украинскую церковь. Митрополит Николай, являвшийся фигурой, зачастую, более влиятельной, чем сам патриарх, взял на себя восстановление на Украине Православной Церкви. Аналогичную роль исполнял А. Л. Андреев, как старший пресвитер ВСЕХБ на Украине. Сам Андреев был русским евангельским христианином. Как правило, у него всегда было несколько помощников. Первым из них был Ф. Г. Патковский, главный представитель баптистов в союзе. Когда через год в союз вошли пятидесятники, его вторым помощником стал Д. И. Пономарчук, который должен был представлять интересы пятидесятников или, скорее, убеждать их не выходить из союза. В 1945 г. Андрееву было уже шестьдесят, так что вскоре ему понадобился помощник, на которого можно было бы возложить посещение местных общин, чтобы Андреев мог ограничиться тем, что, сидя в Киеве, издавал бы директивы и периодически вызывал бы старших пресвитеров к себе для консультации. Как правило, ему подчинялось двадцать три — двадцать пять старших пресвитеров, назначенных из Москвы (хотя окончательное решение Андреев всегда принимал сам). Иногда, как например в 1954 г. во Львове, он целиком менял все руководство и сажал на его место других людей, "сдернув" их из других мест и заставив принять новое назначение. Все области занимали разную по величине территорию: в ведении одних старших пресвитеров находилось тридцать церквей, в ведении других — сто шестьдесят. В целом, Андреев старался поддерживать тесную связь с ближайшими областями: Киевской, Днепропетровской, Запорожской. В результате его ближайшими наследниками последовательно становились старшие пресвитеры именно этих областей. С 1948 по 1956 гг. заместителем Андреева был А. И. Мицкевич (также евангельский христианин). По долгу службы он изъездил вдоль и поперек всю Украину. Его очень ценили. Потом он переехал в Москву и его место занял Н. Н. Мельников, долгое время державший "в ежовых рукавицах " пятьдесят семь церквей Днепропетровской области. В этом регионе было много пятидесятников, и Мельников особенно преуспел в привлечении их в союз и налаживании сотрудничества с их лидерами. Один из них, Г. Г. Понурко, сменил его на посту старшего пресвитера области. Официально Мельников был старшим пресвитером Украины с 1966 по 1974 г, а потом его вынудили уйти в отставку. Но он успел внести заметный вклад в деятельность организации евангелических христиан на Украине, отдав ей в общей сложности восемнадцать лет жизни. Однако под конец делегаты решили заменить его на менее опытного, но завоевавшего больше симпатий молодого Якова К. Духонченко. Мельникова не любили за авторитарные методы руководства и резкое отстаивание интересов ВСЕХБ в споре с СЦЕХБ, но было бы несправедливо причислять его к тем церковным деятелям, чье отношение к церкви как таковой можно было бы поставить под сомнение. Став, наконец, старшим пресвитером, он своей властью создал пресвитерский совет, который должен был ему помогать. Его заместителями стали И. Я. Татарченко и И. Я. Калюжный, Ф. Р. Астахов, Д. Д. Шаповалов и Н. В. Кузьменко (представитель пятидесятников) — его помощниками, а молодой М. В. Мельник — его секретарем". Это по могло разделить между ними обязанности. Первые годы Мельников часто созывал старших пресвитеров для консультаций, но уже в 1969 г. его новый заместитель И. С. Гнида сетовал, что Мельников отказался от этой практики. Сильной стороной украинской организации было то, что она вполне была в состоянии обеспечить себя необходимыми финансовыми ресурсами. На съезде 1974 г. казначей Мицкевич заявил, что некоторые регионы не пересылают в Москву свои взносы и в качестве примера привел Украину. Мельников возмутился и заявил, что они отослали в Москву сумму втрое превышающую ту, о которой говорил Мицкевич, однако, судя по некоторым признакам, Киев тогда что-либо делал, когда полу чал прямые указания из Москвы. Если в начале движения и потом в пятидесятые год а Украина просто успешно "держалась на плаву", то в семидесятые евангелическое движение в республике начало быстро расширяться. Почему это произошло, так и осталось загадкой. Сами украинцы приписывают это действию Святого Духа, но в то же время признают, что они по характеру впечатлительны, эмоциональны и, возможно, более восприимчивы к вере, чем другие народы. Эти же черты характерны и для пятидесятников, и для баптистов-реформаторов. Однако была на Украине одна неразрешимая проблема — нехватка пресвитеров. В 1953 г. Н. И. Высоцкий заявил, что в последние годы число посвященных пресвитеров почти удвоилось, и все-таки пятая часть общин по-прежнему остается без пресвитеров К этому времени общин на Украине было уже 1800. В 1974 г. несмотря на то, что число общин уменьшилось из-за того, что многие церкви были закрыты, а некоторые общины пришлось слить вместе, на Украине по-прежнему из 1033 пресвитеров 270 не были рукоположены». 

Однако, несмотря на всю известность, дату смерти Н.Н. Мельникова мне установить не удалось. 

И последнее, на чем стоит остановиться, говоря об этой открытке. Библейская цитата, приведенная А.Ф. Августиновичем, неточна и, вероятно, приводится по памяти, но совершенно ясно, что она отсылает к библейскому рассказу об истолковании Иосифом снов слуг фараоновых (Быт. 40): 

«1После сего виночерпий царя Египетского и хлебодар провинились пред господином своим, царем Египетским.

2И прогневался фараон на двух царедворцев своих, на главного виночерпия и на главного хлебодара,

 3и отдал их под стражу в дом начальника телохранителей, в темницу, в место, где заключен был Иосиф.

4Начальник телохранителей приставил к ним Иосифа, и он служил им. И пробыли они под стражею несколько времени.

5Однажды виночерпию и хлебодару царя Египетского, заключенным в темнице, виделись сны, каждому свой сон, обоим в одну ночь, каждому сон особенного значения.

6И пришел к ним Иосиф поутру, увидел их, и вот, они в смущении.

7И спросил он царедворцев фараоновых, находившихся с ним в доме господина его под стражею, говоря: отчего у вас сегодня печальные лица?

8Они сказали ему: нам виделись сны; а истолковать их некому. Иосиф сказал им: не от Бога ли истолкования? расскажите мне.

9И рассказал главный виночерпий Иосифу сон свой и сказал ему: мне снилось, вот виноградная лоза предо мною;

10 на лозе три ветви; она развилась, показался на ней цвет, выросли и созрели на ней ягоды;

 11и чаша фараонова в руке у меня; я взял ягод, выжал их в чашу фараонову и подал чашу в руку фараону.

12И сказал ему Иосиф: вот истолкование его: три ветви — это три дня;

13через три дня фараон вознесет главу твою и возвратит тебя на место твое, и ты подашь чашу фараонову в руку его, по прежнему обыкновению, когда ты был у него виночерпием;

14вспомни же меня, когда хорошо тебе будет, и сделай мне благодеяние, и упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома,

15ибо я украден из земли Евреев; а также и здесь ничего не сделал, за что бы бросить меня в темницу.

16Главный хлебодар увидел, что истолковал он хорошо, и сказал Иосифу: мне также снилось: вот на голове у меня три корзины решетчатых;

17в верхней корзине всякая пища фараонова, изделие пекаря, и птицы [небесные] клевали ее из корзины на голове моей.

18И отвечал Иосиф и сказал [ему]: вот истолкование его: три корзины — это три дня;

19 через три дня фараон снимет с тебя голову твою и повесит тебя на дереве, и птицы [небесные] будут клевать плоть твою с тебя.

20На третий день, день рождения фараонова, сделал он пир для всех слуг своих и вспомнил о главном виночерпии и главном хлебодаре среди слуг своих;

21и возвратил главного виночерпия на прежнее место, и он подал чашу в руку фараону,

22а главного хлебодара повесил [на дереве], как истолковал им Иосиф.

23И не вспомнил главный виночерпий об Иосифе, но забыл его»…

________________________________

P.S. Когда статья уже готовилась к публикации, первую из анализируемых карточек я купила для своей коллекции. Оказалось, что это, действительно, не открытка, а карточка размером 11 х 8,2 см, что ставит ее в ряд с молитвенными или «святыми карточками» (prayer card, holy card), используемыми в западном христианстве – католиками и некоторыми протестантами: «At the end of the nineteenth century, some Protestants also produced similar images of their own. They produced Bible cards or Sunday school cards, with lithographed illustrations depicting Bible stories and parables, more modern scenes of religious life or prayer, or sometimes just a Biblical text illuminated by calligraphy; these were linked to Biblical passages that related to the image. The reverse typically held a sermonette instead of a prayer. Imagery here was always the servant of text, and as such these Protestant cards tended to be replaced by tracts that emphasized message instead of imagery, and were illustrated with cartoon-like images if they were illustrated at all». Тем не менее, она прошла почту, как обычная открытка, на что указывают календарные штемпели на обороте. Удалось уточнить и дату, хотя штемпели нечеткие: вероятно, карточка была послана 4.1.19 года, то есть к Рождеству по новому стилю. Происхождение же самой карточки пока остается неясным. Можно лишь предположить, что отпечатана она была в Германии до Первой мировой войны. По словам продавца, два предмета, которые я проанализировала, находились в составе альбома с открытками на библейскую тематику (картины Р. Лейнвебера), но остальные открытки – 46 штук – все чистые.  

Литература и источники:

  1. 130-летие Московской Центральной церкви ЕХБ. Составил А.П. Козынко (2012) // Сайт Московской центральной церкви евангельских христиан-баптистов http://mbchurch.ru/publications/articles/15/7284/?sphrase_id=37888 
  2. Августинович А.Ф. // Реабилитированные историей. Автономная Республика Крым: Книга восьмая. – Киев: Институт истории Украины НАН Украины, 2014 http://history.org.ua/LiberUA/978-966-02-7513-3/978-966-02-7513-3.pdf, также в Книге Памяти Автономной республики Крым.
  3. Александров П.А. // «Память о бесправии». Компьютерная база данных "Жертвы политических репрессий, расстрелянные и захороненные в Москве и Московской области в период с 1918 по 1953 год" составлена Сахаровским центром по материалам, предоставленным Группой по увековечению памяти жертв политических репрессий под руководством Миндлина М.Б., Государственным архивом Российской Федерации, Центральным архивом ФСБ России, Управлением ФСБ по Москве и Московской области, при финансовой поддержке Американского Агентства международного развития https://www.sakharov-center.ru/asfcd/martirolog/?t=page&id=2130 
  4. Алексеева, JI. М. История инакомыслия в СССР: Новейший период. / JI. М. Алексеева. М.: Московская Хельсинская грппа, 2006. 
  5. Альманах по истории русского баптизма / сост. М.С. Каретникова. 3-е изд. СПб., 2006. 
  6. Альманах по истории русского баптизма. СПб.: Библия для всех, 1999. 
  7. Альманах по истории русского баптизма / сост. М. Каретникова. СПб: Библия для всех, 1997. 
  8. Андреев А.Л. Мое служение // Братский вестник. – 1947. – № 3.
  9. Артемова С.Ф. Евангельские христиане-баптисты в СССР (1940-1980 гг.): краткий обзор историографии // Альманах современной науки и образования (Тамбов). 2010. - № 10 (41). – С. 17-18.
  10. Баптистский журнал вчера и сегодня: обзор «Братского вестника». Киев: Знание, 1990. 
  11. Долгий путь российского пацифизма, М., 1997.
  12. Жидков И.Я., Мицкевич А.И., Пономарчук Д.И. Памяти сестры Александры Павловны Андреевой // Братский вестник. – 1954. – №9.
  13. Заватски, В. Евангельское движение в СССР после Второй мировой войны / В. Заватски. М.: МСС, 1995 http://www.rusbaptist.stunda.org/zips/Zavatsky_Evangelskiie.pdf 
  14. История баптизма: сборник / сост. С. В. Санников. Одесса: Богомыслие, 1996. 
  15. История Днепропетровского объединения церквей ЕХБ (2010) http://ecb.dp.ua/o-nas/dnepropetrovskoe-obyedineniye-ekhb-istoriya 
  16. История евангельских христиан-баптистов в СССР. М., 1989.
  17. История евангельских христиан-баптистов с 1905 по 1944 г. Собрал из разных источников И.П. Плетт. http://www.blagovestnik.org/books/00360.htm 
  18. История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР / под ред.В. В. Шелохаева. М.: Мосгорархив, 2002.
  19. История христиан-баптистов Крыма (2017) https://simferopol-exb.ru/2017/08/24/history-of-baptist-christians-of-crimea 
  20. Карев А.В. Алексей Леонидович Андреев (некролог) // Братский вестник. – 1966. – №4.
  21. Лукин, Ю. Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР 20 80-е гг. XX века / Ю. Ф. Лукин. - М.: Политиздат, 1992. 
  22. Мельников Н.Н., Астахов Ф.Р., Мельник М.В. Траурные богослужения, посвященные кончине Алексея Леонидовича Андреева // Братский вестник. – 1966. – №4.
  23. Мицкевич, А. И. История евангельских христиан-баптистов / А. И. Мицкевич. М.: РСЕХБ, 2007. 
  24. Никольская Т. К. Русский протестантизм и государственная власть в 1905–1991 годах. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2009. 
  25. Подберезский, И. В. Быть протестантом в России / И. В. Подберезский; Ин-т религии и права. М.: Благовестник, 1996. 
  26. Потапова Н.В. Российские баптисты и евангельские христиане: к вопросу о происхождении и единстве деноминаций // Теория и практика общественного развития. – 2014. – № 18. – С. 133-136.
  27. Пузынин А.П. Традиция евангельских христиан: изучение самоидентификации и богословия от момента ее зарождения до наших дней. М., 2010. 
  28. Пухорев В.М. Урокии истории // Вестник истины (МСЦ ЕХБ). – 2008. – № 6. https://archive.org/stream/Nepokorennye/PU_Khorev_VM_Uroki_istorii_VI_2008-%E2%84%966_djvu.txt 
  29. Раскол евангельско-баптистского движения в СССР (1959 –1963). СПб.: Шандал, 2005. 
  30. Решетников Ю.Е. Украинские баптисты и Российская империя. Одесса, 1997. http://anabaptist.ru/obmen/hystory/ist1/files/books/book_004/0080_t.html 
  31. Решетников Ю.Е., Санников С.В. Обзор истории евангельско-баптистского братства на Украине. Одесса, 2000.
  32. Савинский С.Н. История русско-украинского баптизма. Одесса: Одесская Богословская Семинария, «Богомыслие», 1995.
  33. Савинский С.Н. История евангельских христиан-баптистов Украины, России, Белоруссии (1867–1917). СПб., 1999. 
  34. Савинский, С. Н. История Евангельских христиан-баптистов Украины, Белоруссии, России 1917–1967 / С. Н. Савинский. - СПб.: Библия для всех, 2001. 
  35. Савинский, С. Н. История Евангельских христиан-баптистов Украины, Белоруссии, России 1867–1917. СПб: Библия для всех, 2011. 
  36. Сайт Российского Союза ЕХБ http://www.baptist.org.ru 
  37. Синичкин А.В. Особенности возникновения и формирования российского баптизма // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты: сб. ст. М., 2007. Вып. 5. С. 5–19. 
  38. Столетие евангельских христиан-баптистов 1867 - 1967. Сборник исторических очерков и редких исторических материалов. Ашфорд: Сеятель истины, 1967. 
  39. Церковь должна оставаться церковью. Необратимые десятилетия 1917-1937 гг. в истории евангельского и баптистского движений, М.: Историко-аналитический отдел МСЦ ЕХБ, 2008.

________________________

© Патлань Юлия Валериевна

Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии авторов Релги, друзей в фейсбуке – авторские и в порядке поделиться
Петр Вайль. Легкое перо
Зарисовка о талантливом писателе и путешественнике Петре Вайле
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum